Таинство причащения, или евхаристия

ТЕНИ ЗАБЫТОГО ПРОШЛОГО

ЗАКРЫТЫЙ ФОРУМ РИТУАЛЬНОЙ И РУНИЧЕСКОЙ МАГИИ. РАЗДЕЛ ТЕМНЫХ ПРАКТИК.КЛАДБИЩЕНСКОЙ МАГИИ. РАБОТА С РОДОМ.СОВЕТЫ ЗНАХАРЕЙ И МАСТЕРОВ. МАГИЯ ЗАКЛИНАНИЙ И ШЕПОТКОВ.РАБОТА С ДУХАМИ И СУЩНОСТЯМИ.
 
ФорумПорталРегистрацияВход


Поделиться | 
 

 Таинство причащения, или евхаристия

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:03 am

Евхаристия
 
Н.Д. Успенский

       Николай Дмитриевич Успенский (1900-1987) - профессор литургики Ленинградской (ныне Санкт-Петербургской) духовной академии, доктор Церковной истории, крупнейший русский литургист советского периода, ученик и приемник "патриарха" дореволюционной литургической школы А.А. Дмитриевского, музыковед, специалист по церковному пению, автор более ста научных исследований, статей, рецензий, замечательный педагог, богослов, христианин.
       Текст настоящего издания является заключительной главой фундаментального исследования Н.Д. Успенского "Анафора". Автор глубоко и в доступной форме раскрывает православное святоотеческое учение о Евхаристии, показывает его принципиальное отличие от западной схоластической концепции "пресуществления", оказавшей негативное по своим последствиям влияние на евхаристическое богословие и литургическую практику Русской Церкви последних столетий.
       Текст печатается по публикации: Проф. Н.Д. Успенский. Анафора. Опыт историко-литургического анализа. Богословские труды. Сб. 13. М., 1975. С. 125-147.


        Церковь со времени апостольского верила и учила, что в Евхаристии христиане причащаются не обычного хлеба и вина, но Тела и Крови Христа. “Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?” – писал апостол Павел к коринфянам (1 Кор. 10, 16). Поэтому же Апостол предупреждал: “Кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает” (1 Кор. 11, 27-30). Если бы Апостол не придавал евхаристическим хлебу и чаше значения Тела и Крови Христовых и понимал само причащение не более, как благочестивое подражание Тайной вечере, то его слова “Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает” были бы излишними.
       Через всю святоотеческую письменность красной нитью проходит мысль, утверждающая, что евхаристические хлеб и вино являются Плотью и Кровью Иисуса Христа. Об этом неоднократно пишет св. Игнатий Богоносец. “Нет для меня сладости в пище тленной, ни в удовольствиях этой жизни. Хлеба Божия желаю, хлеба небесного, хлеба жизни, который есть Плоть Иисуса Христа, Сына Божия, родившегося в последнее время от семени Давида, и пития желаю – Крови Его, которая есть любовь нетленная” [1], – писал он к римским христианам. В письме к филадельфийцам он говорит: “Старайтесь иметь одну Евхаристию. Ибо одна Плоть Господа нашего Иисуса Христа и одна чаша в соединении с Кровью Его”[2]. Смирнянам он пишет, что еретики “удаляются от Евхаристии и молитвы, потому что не веруют, что Евхаристия есть Плоть Спасителя нашего Иисуса Христа” [3].
       Св. Иустин Мученик писал: “Ибо мы принимаем это не как обыкновенный хлеб или обыкновенное питье, но как воплотившийся во славу Божию Иисус Христос, Спаситель наш, имел и плоть и кровь для спасения нашего, так, по нашему учению, и эта евхаристическая пища, от которой чрез превращение питается наша кровь и плоть, по силе молитвенных слов, Им изреченных, есть Плоть и Кровь Того воплотившегося Иисуса” [4]. Св. Ириней Лионский, объясняя слова апостола Павла “Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его” (Еф. 5, 30), говорит: “И эта плоть питается от чаши Его, которая есть Кровь Его, и растет от хлеба, который есть Тело Его. И как виноградное дерево, посаженное в землю, приносит плод в свое время, или пшеничное зерно, упавшее в землю и истлевшее, во многом числе восстает силой Духа Божия, все содержащего, а это потом, по премудрости Божией, идет на пользу человека и, принимая Слово Божие, становится Евхаристией, которая есть Тело и Кровь Христова, так и питаемые от нее тела наши, погребенные в земле и разложившиеся в ней, в свое время восстанут, так как Слово Божие дарует им воскресение во славу Бога и Отца, Который это смертное облекает бессмертием и тленному даром дает нетление”[5].
       Вера Церкви в значение евхаристических Даров как Тела и Крови Христовых отражена в той или иной форме во всех анафорах, включая анафоры еретиков Нестория, Севира, Диоскора.
       Св. Иоанн Златоуст посвятил церковному пониманию Евхаристии несколько гомилий. В гомилии 82-й на Евангелие Матфея он говорит: “Христос не предал нам ничего чувственного, но все духовное, только в чувственных вещах. Так и в крещении через чувственную вещь – воду сообщается дар, а духовное действие состоит в рождении и возрождении, или обновлении. Если бы ты был бестелесен, то Христос сообщил бы тебе сии дары бестелесно, поелику же душа твоя соединена с телом, то духовное сообщает Он тебе через чувственное. Сколь многие ныне говорят: желал бы я видеть лицо Христа, образ, одежду, сапоги! Вот ты видишь Его, прикасаешься к Нему, вкушаешь Его. Ты желаешь видеть одежды Его, а Он дает тебе не только видеть Себя, но и касаться, и вкушать, и принимать внутрь. Итак, никто не должен приступать с небрежением, никто с малодушием, но все с пламенной любовью, все с горячим усердием и бодростью. Ибо если иудеи ели агнца с готовностью, стоя и имея сапоги на ногах и жезлы в руках, то гораздо более тебе должно бодрствовать, потому что они готовились идти в Палестину, посему и имели вид путешественников, а ты готовишься идти на небо” [6].
       В гомилии 46-й на Евангелие Иоанна Златоуст говорит: “Итак, чтобы не любовью только, но и самым делом нам сделаться ими (членами плоти Христовой), мы должны соединиться с этой плотью. А это бывает через пищу, которую (Христос) даровал, желая показать нам ту сильную любовь, какую Он имеет к нам. Для того Он смесил Самого Себя с нами и растворил Тело Свое в нас, чтобы мы составили нечто единое, как тело, соединенное с главою. И это есть доказательство самой сильной любви... вводя нас в большее содружество с Собой и показывая Свою любовь к нам, Он представил желающим не только видеть Его, но и осязать, и есть, вонзать зубы в Плоть и соединяться и исполнять всякое желание… Часто родители отдают детей своих на вскормление другим; а Я, говорит (Спаситель), не так, но питаю вас Своей Плотью и Самого Себя предлагаю вам, желая, чтобы все вы были благородны, и подавая вам благие надежды на будущее. Ибо Кто отдал вам Самого Себя здесь, Тот тем более сделает для вас там – в будущем. Я восхотел быть вашим братом; Я ради вас приобщился плоти и крови, и эту Плоть и Кровь, через которые Я сделался сокровным с вами, Я опять преподаю вам” [7].
       В гомилии 47-й на Евангелие Иоанна Златоуст, объясняя смысл слов Иисуса Христа: “Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие” (Ин. 6, 55), говорит: “Что значат эти слова? Ими Он хочет или сказать то, что Плоть Его есть истинное брашно, спасающее душу, или же уверить их в сказанном, так, чтобы они не считали слов Его загадкой и притчей, но знали, что непременно должно есть Его Тело. Далее говорит: ядущий Мою Плоть во Мне пребывает; этим показывает, что такой человек соединяется с Ним” [8]. Далее Златоуст задает вопрос: “Разве Его Плоть не есть плоть? Без сомнения – плоть. Как же Он сказал: плоть не пользует ничтоже? Это Он сказал не о Своей Плоти, – отнюдь нет, но о тех, которые Его слова понимают чувственно. Что же значит понимать чувственно? Смотреть на предметы просто и не представлять ничего больше; вот что значит понимать чувственно. Но не так должно судить о видимом, а надобно внутренними очами прозирать во все Его тайны; вот это значит понимать духовно. Ведь кто не ест Его Плоти и не пьет Его Крови, не имеет жизни в себе; как же плоть ничего не пользует, когда без нее невозможно жить? Не видишь ли, что слова: плоть не пользует ничтоже сказаны не о Плоти Его, но о плотском слушании” [9].
       В гомилии 24-й на 1-ое Послание к коринфянам св. Иоанн Златоуст по поводу слов апостола Павла “Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой?” говорит: “Весьма верно и страшно он выразился, а смысл слов его следующий: находящееся в чаше есть то самое, что истекло из ребра Господа, того мы и причащаемся. Чашей благословения назвал ее потому, что мы, держа ее в руках, прославляем Его, удивляемся и изумляемся неизреченному дару, благословляя за то, что Он пролил ее для избавления нас от заблуждения и не только пролил, но и преподал ее всем нам. Итак, говорит, если ты желаешь крови, то обагряй не жертвенник идолов пролитием крови бессловесных, но Мой жертвенник Моей Кровью” [10].
       В беседе 9-й о покаянии св. Иоанн Златоуст говорит: “Не думай, что это хлеб, и не считай, что это вино, потому что они не выходят из человека, как прочие виды пищи. Нет, не рассуждай так. Но подобно тому, как воск, соприкасаясь с огнем, ничего из себя не теряет и ничего не получает, так точно думай и здесь, что Тайны срастворяются с сущностью тела. Поэтому, и приступая, не думайте, будто вы принимаете Божественное Тело от человека, а представляйте, что вы принимаете Божественное Тело как бы огонь из клещей самих Серафимов, которых видел Исаия, спасительную же Кровь станем принимать, как бы касаясь устами Божественного и пречистого ребра”. В толковании на 46-й псалом он говорит: “Вкушаем не манну, а принимаем Тело Господа, пьем не воду от камня, а Кровь от ребра Христова” [11]; а в толковании на 123-й псалом говорит, что Христос “Плотию Своею питает тебя, Кровию Своей напояет тебя” [[12].
       Во всех случаях св. Иоанн Златоуст не двусмысленно, но решительно утверждает, что причащающиеся евхаристических хлеба и вина принимают истинные, реальные Тело и Кровь Господа, соединяются через это причащение с Самим Иисусом Христом, Который “растворяет” в них Свое Тело, делается их братом, а они становятся “сокровными” Ему и через это являются наследниками жизни вечной. Как красноречивый, златоустый оратор, Иоанн в некоторых случаях допускает натурализм, например, когда говорит, что Христос “предоставил желающим не только видеть Его, но и осязать, и есть и вонзать зубы в Плоть” или когда причащение от чаши называет прикосновением губ к прободенному ребру Спасителя и “испиванием” Его Крови от этого ребра. Это только прием ораторского красноречия, и из него не следует делать вывода ни о натуралистическом понимании Златоустом таинства Евхаристии, подобном тому, какое возникло на Западе под влиянием учения бенедиктинца Радберта Пасхазия (785–860), ни о спиритуалистическом, абстрактном. Знаменательно, что Иоанн Златоуст в большинстве случаев, говоря о евхаристическом хлебе как о Теле Христовом, употребляет термин +h s0arx, а не t9o s6wma. На первый взгляд это два равнозначащих слова, но в Священном Писании это не одно и то же.
       Господь мог употребить для установления таинства Евхаристии любую пищу, любой продукт питания, “ибо всякое творение Божие хорошо и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою” (1 Тим. 4, 4-5). Но Христос избрал для этого хлеб и вино, потому что этим продуктам в еврейской священной символике придавалось особое значение. Хлеб являлся символом жизни. И Сам Христос пользовался этим символом, когда говорил о Себе иудеям: “Не Моисей дал вам хлеб с неба, а Отец Мой дает вам истинный хлеб с небес; ибо хлеб Божий есть Тот, Который сходит с небес и дает жизнь миру… Я есмь хлеб жизни… Я – хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить во век” (Ин. 6, 32, 33, 35, 48, 51). Виноградная лоза – символ избранного народа Божия (Ис. 5, 1-6). “Виноградник Господа Саваофа есть дом Израилев, и мужи Иуды – любимое насаждение Его” (Ис. 5, 7). В Новом Завете Сам Господь – “истинная виноградная Лоза”, а Бог Отец – виноградарь, все же люди, кто пребывает со Христом, – ветви этой Лозы (Ин. 15, 1-6). Чаша вина – прежде всего символ спасения. “Чашу спасения прииму и имя Господне призову” (Пс. 115, 4), но вместе с тем она и символ страданий. “Можете ли пить чашу, которую Я буду пить?”, – сказал Иисус матери сыновей Зеведеевых (Мф. 20, 22). Свои собственные страдания Он тоже назвал чашей: “Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия… Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя” (Мф. 26, 39, 42; ср. Мк. 14, 36, и Лк. 22, 42). Хлеб и вино, взятые вместе, – это евр. bashar – bisra, греч. h s0arx ka9i t9o a&ima, что соответствует славянскому “плоть и кровь” и означает психофизическую природу человека без того, что Священное Писание называет в человеке образом и подобием Божиим (“Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему... И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его” – Быт. 1, 27-28) или духом (“Выходит дух его, и он возвращается в землю свою; в тот день исчезают все помышления его” – Пс. 145, 4) и без того, что на богословско-философском языке выражается терминами =h =up0otasiq, substantia, а по-русски – личность.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:03 am

Это еврейское образное выражение несколько раз употребляет апостол Павел. Им он называет человеческую природу Иисуса Христа: “А как дети причастны плоти и крови, то и Он воспринял оные” (Евр. 2, 14). Плотью и кровью он называет родственников Иисуса Христа, живших в Иерусалиме, и апостолов, отличая этим их от полученного им откровения Божия. “Когда же Бог, избравший меня от утробы матери моей и призвавший благодатию Своею, благоволил открыть во мне Сына Своего, чтобы я благовествовал Его язычникам, я не стал тогда же советоваться с плотью и кровью и не пошел в Иерусалим к предшествовавшим мне апостолам” (Гал. 1, 15-17). Он употребляет это выражение, когда указывает на временное свойство этой природы в отличие от вечной природы духа. “Плоть и кровь не могут наследовать Царствия Божия и тление не наследует нетления” (1 Кор. 15, 50). И, наконец, его же он употребил, разграничивая немощность этой природы и действия злых духов. “Наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных” (Еф. 6, 12).
       В описании евангелистами-синоптиками установления Господом таинства Евхаристии вместо (плоть) употреблено (тело) (то же и в описании Тайной вечери в первом Послании к коринфянам, 11, 24), что имеет несколько иной оттенок сравнительно с собирательным “плоть и кровь”. Трудно сказать, является ли это следствием эллинизации еврейской культуры, или это позднейший, послеапостольский перевод их текста. Но св. Иоанн Богослов, писавший Евангелие значительно позднее писаний синоптиков и апостола Павла, употребляет выражение “плоть и кровь”. Многозначительным можно назвать то, что s0arx и a&ima он приводит в беседе Господа с иудеями о таинстве Евхаристии, как сказанные Им Самим: “Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие; ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем” (Ин. 6, 53-56).
       Если “плоть и кровь” в отношении людей выражают их психофизическую, недуховную природу, то в отношении Иисуса Христа они означают дифизию (двуприродность – ред.) Его как Богочеловека (в силу которой Он алкал, жаждал, но и насыщал малым количеством хлебов многие тысячи людей; утомлялся, скорбел, болел, но и исцелял больных и одержимых злыми духами; умер на кресте, но и восстал из гроба), но не выражают Его превечного Божественного бытия и ипостасных свойств.
       По учению Златоуста, Сам воплотившийся Сын Божий в Евхаристии предлагает нам ту плоть и кровь, благодаря которым Он сделался родственным нам: “Я восхотел быть вашим братом; Я ради вас приобщился плоти и крови. И эту плоть и кровь, через которые Я сроднился с вами, Я опять преподаю вам” [13]. Златоуст говорит, что Христос “Сам питает нас Собственной Кровью” [14] и “мы делаемся одним телом Христа в одной плоти (с Ним. – Н.У.)” [15]. И с этой Плотью Христос вознесся на небо. “Илия, – говорит св. Иоанн Златоуст, – оставил своему ученику милоть, а Сын Божий, возносясь, оставил нам Плоть Свою. Илия сам остался без милоти, а Христос и нам оставил Плоть Свою, и с нею же вознесся” [16]. Учение – строго православное, признающее реальное присутствие в евхаристических хлебе и вине Плоти и Крови Господней и далекое от средневекового, вызвавшего культ поклонения Телу Христову. Поэтому в Православной Церкви священник, преподавая святое Причастие, говорит: “Причащается раб Божий (имярек) честнаго и святаго Тела и Крове Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа...”, но не “Причащается раб Божий (имярек) Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа...”
       Св. Иоанну Златоусту мы обязаны раскрытием православного учения об Евхаристии, как никому другому из отцов Церкви. Однако и у других отцов встречаются высказывания, отражающие всеобщую веру Церкви по этому вопросу. Св. Афанасий Великий писал: “Хотя в одном Писании написано о Божестве Сына и о теле от Марии, которое Сын ради нас понес на Себе, однако же мы, как разумные ученики единого истинного Учителя, распознаем каждое изречение Писания. Посему все речения и дела унизительные разумей написанными о теле Иисусовом, все же славные письмена – о Божестве Слова... О Его теле Давид пророчески говорит от Отчего лица: седи одесную Мене, дондеже положу враги Твояв подножие ног Твоих... Чрез сие-то тело Он соделался и наименован Господь Святителем и Посланником в таинстве, которое преподал нам, говоря: сие есть Тело Мое, за вас предаваемое, и Кровь нового, а не ветхого завета, за вас изливаемая. Божество не имеет ни тела, ни крови, виновником же сего соделался человек от Марии, которого понесло на Себе Божество...” [17] “Слово стало плотью, и от Марии Девы произошел человек по нашему подобию... И мы обожаемся, причащаясь не тела какого-либо человека, но приемля Тело Самого Слова”[18].
       Объясняя слова Христа “Не дадите святая псом, не метайте бисер ваших пред свиниями”, св. Афанасий говорит: “Бисеров наших – Пречистых Тайн не будем пометать перед людьми, подобными свиньям. Ты говоришь: и они желают приобщиться святых; но они бесстыдные псы и свиньи, валяющиеся в сластолюбии. Поэтому не давай им. Ибо и больные желают воды, но врачи не дозволяют им пить, и похитители власти желают царской порфиры, но охраняющие ее, предвидя опасность, не уступают ее. Внемли же и ты, диакон: не давай недостойным порфиры пречистого Тела, чтобы не подпасть тебе ответственности – не по римским законам, но по Владычнему слову” [19]. Это мог сказать только епископ, разделяющий всеобщую веру в реальное присутствие в евхаристических Дарах “непорочного тела”.
       Св. Кирилл Иерусалимский говорил: “Со всей уверенностью будем причащаться сего и как Тела Христова и как Крови Христовой, потому что под образом хлеба дается тебе тело и под образом вина дается тебе кровь, чтобы, причастившись Тела Христова и Крови Христовой, соделаться тебе сотелесником и единокровным Христу. Так делаемся мы Христоносцами, потому что Тело и Кровь Христовы сообщены нашим членам... Посему взирай не просто как на хлеб и как на вино, потому что, по Владычнему изречению, они Тело и Кровь Христовы. Хотя чувство и представляет тебе хлеб и вино, но да укрепляет тебя вера... Не по вкусу суди о вещи, но верой удостоверься, что сподобился ты Тела и Крови Христовых”[20].
       Св. Ефрем Сирин об этом же писал: “Веруешь ли, возлюбленный, что Единородный Иисус Христос ради тебя родился на земле во плоти? Так что же еще предаешься пытливости? Если любопытствуешь, то надобно назвать тебя не верным, но пытливым. Будь простодушно верным, со всей верой причащайся пречистого Тела Владычнего, в полном убеждении, что истинно вкушаешь самого Агнца. Тайны Христовы – бессмертный огонь. Посему не будь пытливым, чтобы не опалиться тебе в причащении Тайн. Патриарх Авраам небесным ангелам предложил земные яства, и они ели. Великое подлинно чудо – видеть, как бесплотные вкушают на земле предложенные в снедь плоти. Но то, что сотворил для нас Единородный Иисус Христос, Спаситель наш, то превосходит всякий ум и всякое слово: огонь и дух даровал Он нам, телесным, есть и пить, то есть Тело Свое, а также и Кровь”[21].
       Относительно того, как евхаристические хлеб и вино становятся Плотью и Кровью Господа, мы не находим ответа в святоотеческой письменности. Напротив, у некоторых отцов Церкви наблюдается желание избегать этого вопроса. Тот же св. Ефрем Сирии пишет: “Я, братия мои, так как не могу понять Господних Тайн, не осмеливаюсь идти далее или вновь касаться сих страшных и сокровенных Тайн. А если бы и захотел употребить дерзость и стал рассуждать о них, то не в состоянии буду постигнуть Божиих Тайн, но окажется, что я дерзок, неразумен и сражаюсь только с воздухом, хотя вовсе не могу осязать его по причине тонкости, потому что они (Тайны) выше моей природы. Напротив, лучше прославлю Бога Отца, благоволившего через Единородного возлюбленного Сына Своего спасти меня недостойного грешника, который верует в Него в простоте сердца, избегает пытливости и всякого посягательства, оскорбительного для Бога. Я смертен, из земли земляной, из земляного естества создан по благости; добровольно сознаю ничтожность своей природы и не хочу входить в исследование о моем Создателе, потому что страшен Непостижимый по естеству” [22].
       Об этом же св. Иоанн Дамаскин пишет: “Как Бог через действие Святого Духа сделал все, что сотворил, так и сейчас действие Святого Духа совершает то, что сверхъестественно и что может понять только вера. “Как это может быть, сказала Святая Дева Мария, если Я не знаю мужа?” – на то архангел Гавриил ответил: “Дух Святой сойдет на Тебя и сила Всевышнего осенит Тебя”. И сейчас ты спрашиваешь: “Как становится хлеб Телом Христовым и вино и вода – Кровью Христовой?” – и я говорю тебе: “Дух Святой сходит и совершает то, что выше слова и знания”” [23].
       В святоотеческой письменности не встречается случая, где бы говорилось об изменяемости физической природы евхаристических хлеба и вина после того, как “хлеб становится Телом Христовым и вино и вода – Кровью Христовой”. По-видимому, этот вопрос не поднимался, потому что отцы Церкви считали его “выше слова и знания”. Только свв. Ириней Лионский, Иоанн Златоуст и Иоанн Дамаскин касаются затронутого здесь вопроса, причем высказывания Иринея Лионского и Златоуста не связаны непосредственно с Евхаристией. Они говорят о других предметах вероучения. Вопрос же о природе евхаристических хлеба и вина привлекают в качестве аргумента, подтверждающего освещаемую ими истину веры.
       Рассуждения св. Иринея Лионского направлены против еретиков, говоривших, что хлеб и вино в их Евхаристии являются Телом и Кровью Иисуса Христа, и в то же время утверждавших, что Христос не Сын Божий, и отрицавших “общение и единство плоти и духа”. Это были гностические заблуждения, и св. Ириней в обличение их приводит в качестве аргумента свою, то есть христианскую, Евхаристию, где “хлеб от земли, после призывания над ним Бога, не есть уже обыкновенный хлеб, но Евхаристия, состоящая из двух вещей – из земного и небесного... и тела наши, принимая Евхаристию, не суть уже тленные, имея надежду воскресения”[24].
       Св. Иоанн Златоуст коснулся вопроса о евхаристическом хлебе в письме к монаху Кесарию. Предметом рассуждения в данном случае было учение Церкви о единой Ипостаси Богочеловека при наличии в Нем двух совершенных естеств – Божеского и человеческого. Каким образом два естества, полярных по их свойствам, – Божеское и человеческое – могли составить одну Личность Иисуса Христа, на это Златоуст отвечает Кесарию примером евхаристического хлеба: “Как хлеб, прежде нежели освятится, мы называем хлебом; когда же Божественная благодать освятит его чрез посредство священника, то он уже не называется хлебом, но достойно называется Телом Господним, хотя естество хлеба =h f0usiq в нем остается, и не двумя телами, но одним Телом Сына мы называем его, так и здесь, по внедрении Божественного естества в тело, то и другое вместе составили одного Сына, одно Лицо, при нераздельности в то же время неслитно познаваемое – не в одном только естестве, но в двух совершенных” [25].

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:04 am

Оба цитированных святоотеческих высказывания представляются нам особенно важными, потому что они были сделаны как доказательства в подтверждение других истин вероучения. Мы не можем допустить мысли, чтобы оба великих отца Церкви, из которых первый занимал ведущее место среди христианских борцов с гностицизмом, а второй действовал накануне христологических споров, позволили себе использовать в качестве аргументации в защиту вероучения Церкви то, что не разделялось общецерковным сознанием или противоречило ему. Это было бы самообречением на поражение. В судьбе же Златоуста это было бы хорошим поводом к обвинению его если не в ереси, то во всяком случае в заблуждении или противоречии себе, поскольку он стал употреблять в анафоре не существовавшие там до него слова “Преложив Духом Твоим Святым”. Но при множестве предъявленных ему собором при Дубе обвинений, самых несуразных, обвинение в неправославном учении о евхаристическом хлебе или в заблуждении по этому вопросу не было предъявлено. Из сказанного вывод может быть один: церковное сознание принимало евхаристический хлеб (и чашу) как истинное Тело и Кровь Христовы, но при этом не исключало их естественной природы, и словами “Преложив Духом Твоим Святым” Златоуст только указывал на восполнение этих даров Божественной благодатью, так что хлеб становился “уже свободен от наименования хлебом, но стал достоин имени Тела Господня, хотя природа хлеба в нем осталась”. Заметим, что и после Златоуста, в эпоху христологических споров, общецерковное сознание принимало евхаристические хлеб и вино как истинное Тело и Кровь Христовы, не исключая их естественной природы. Если бы Церковь отрицала существование в освященных Дарах физической природы хлеба и вина, то это служило бы для монофизитов хорошим аргументом против дифизитов. Но ни один монофизитский писатель не прибегнул к этому аргументу.
       Св. Иоанн Дамаскин касается этого вопроса в “Точном изложении православной веры”, которое представляет обобщение вероучительных суждений предшествовавших ему отцов Церкви. Говоря о том, что в Евхаристии хлеб и вино после их освящения являются Телом и Кровью Христа, он нигде не употребляет слова metous0iwsiq, которое указывало бы на изменение природы хлеба и вина. В этих случаях он употребляет глаголы metapoie6in или metab0allesyan, которые соответствуют не только глаголу “изменять”, но и “усваивать”, “приобретать”. Кроме того, Дамаскин говорит: “Исаия увидел уголь, но уголь не простое дерево, а соединенное с огнем; так и хлеб общения не просто хлеб, но соединенный с Божеством; Тело же, соединенное с Божеством, не одно естество, но одно, конечно, принадлежит Телу, другое же – соединенному с ним Божеству. Поэтому то и другое вместе – не одно естество, но два” [26]. Литературные параллели этого периода ясны: уголь, соединенный с огнем, – одна параллель. Хлеб, соединенный с Божеством, – вторая параллель. Отсюда следует вывод, что во Христе Тело и Божество – тоже два естества. Итак, св. Иоанн Дамаскин не отрицает существования в евхаристическом хлебе его природы и после его освящения. Он называет этот хлеб соединенным с Божеством и видит в этом аналогию соединению человеческого тела с Божеством в Иисусе Христе. Короче говоря, существованием в евхаристическом хлебе его природы после наития на него Святого Духа Дамаскин утверждает догмат о двух естествах в Богочеловеке [27].
       Мнение о том, что хлеб и вино, становясь с наитием на них Святого Духа Телом и Кровью Иисуса Христа, уже не являются хлебом и вином, было высказано впервые западным богословом Родбертом Пасхазием (785–860). В трактате “De corpore et sanguine Domini” он писал: “Пусть никто не смущается о сем таинстве Тела и Крови Христовых, что здесь даны истинная Плоть и Кровь, ибо так восхотел Тот, Кто создал (все). И поскольку такова Его воля, то должно веровать, что после освящения (consecratio) уже не что иное, как Плоть и Кровь Христовы, хотя и остающиеся в образе хлеба и вина. И сказать еще более дивно: здесь не иная, а совершенно та же самая плоть, которая родилась от Девы Марии, пострадала на кресте и воскресла из гроба. Эта самая именно Плоть Христова доныне приносится в жертву за жизнь мира, и когда достойно приемлется, восстановляет в нас жизнь вечную” [28]. “Также не должно верить ни во что другое, кроме Плоти и Крови Христовой, которые не плотским ядением, но духовной сладостью познаются и разумной верой воспринимаются” [29]. Мнение Пасхазия вызвало богословские споры, которые продолжались в течение столетий.
       Развивая учение своих предшественников-схоластов, Фома Аквинат (1225–1274) пришел к утверждению, что Евхаристия представляет восстановление сущности Голгофской жертвы Христа и потому может быть названа закланием Христа (immolatio Christi). Отсюда следовал вывод, что под видом хлеба и вина были не Тело и Кровь Христа, а Он Сам [30].
       Трудно сказать, к чему могли бы привести эти богословские споры и исследования, но вспыхнувшая реформация вызвала необходимость созыва собора. Тридентский Собор 1545–1563 гг. коснулся спорных евхаристических вопросов и в результате утвердил как догмат учение о transsubstantiatio, то есть что сущность хлеба и вина пресуществляется в Тело и Кровь Христа, так что от хлеба и вина сохраняются лишь их акциденции, или видимые признаки: форма, цвет, вкус, запах, и что в святом Причастии (hostia) присутствует Сам Иисус Христос.
       Учение это распространялось и на православном Востоке. Его до Тридентского Собора пропагандировал участник Флорентийского Собора 1438–1439 гг. Виссарион, епископ Никейский (впоследствии кардинал Римской Церкви). Его разделял патриарх Константинопольский Геннадий Схоларий (1453–1456).
       Оно проникло в “Православное исповедание кафолической и апостольской Церкви восточной”, подписанное восточными патриархами 11 марта 1645 года. Здесь в ответе на вопрос: “Какое третье таинство?” – сказано: “Святая Евхаристия, или Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, под видом хлеба и вина, в котором истинно и собственно или действительно находится Иисус Христос” (вопрос 106-й), а в ответе на вопрос 107-й говорится: “...Священник, освящая Дары, так должен мыслить, что самое существо хлеба и самое существо вина прелагается в существо истинного Тела и Крови Христовой, действием Святого Духа, Которого призывает в сие время для совершения сего таинства молитвой и словами: Ниспосли Духа Твоего Святаго на ны и на предлежащия Дары сия, и сотвори убо хлеб сей, честное Тело Христа Твоего: а еже в чаши сей честную Кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым. После сих слов немедленно бывает пресуществление: хлеб пременяется в истинное Тело Христово, а вино – в истинную Кровь; остаются только одни виды их, представляющиеся взору” [31]. Затем оно отразилось в “Послании патриархов восточно-кафолической Церкви о православной вере”, где сказано, что “по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое Тело и Кровь Господни под видом и образом хлеба и вина” и что “каким мы обязаны поклонением Самому Господу нашему Иисусу Христу, таким же Телу и Крови Господней”[32]. Отсюда оно вошло в русские труды по догматическому богословию. Митрополит Макарий, излагая православное учение об освящении евхаристических хлеба и вина, отождествил значение слов “преложение” и “пресуществление”. Говоря о преложении, он сделал примечание: “Слово пресуществление – metous0iwsiq, transsubstantiatio, выражающее совершенно ту же самую мысль, начало входить в употребление на Западе с половины XI века, а на Востоке – с XV, когда встречается оно у Геннадия, патриарха Константинопольского... С того времени слово это, как правильно и весьма сильно выражающее мысль догмата, стало постоянно употребляться Православной Церковью наравне со словом преложение” [33].
       Принятие православным Востоком римо-католического учения о Евхаристии исторически объясняется тем, что богословская наука на Востоке в условиях турецкого порабощения греков находилась в состоянии упадка; в России же до XIX столетия существовали только две высших богословских школы – Киевская и Московская духовные академии, богословское образование в которых находилось по крайней мере до середины XVIII века под влиянием римо-католического.
       Православное богословие не может согласиться с римо-католическим учением о пресуществлении уже потому, что это учение не святоотеческое. Архиепископ Дюссельдорфский Алексий по этому поводу пишет, что Тридентский Собор зашел далеко, утверждая, что хлеб перестает быть хлебом и вино – вином, потому что в этом случае получается “овеществленное” присутствие Христа, не такое, о каком молится Церковь словами metaballe6in, metarruym0isai. “Это значит, – говорит он, – выходить значительно дальше того, что позволяет евангельский текст и святоотеческое предание. Это значит противоречить классическому богословию V–VI веков, которое видит в евхаристических элементах – как у Христа две природы – одну природу хлеба и вина, которые не перестают быть таковыми, и одну сверхъестественную природу, которую принесенные в святую Евхаристию элементы приобретают действием на них Святого Духа”[34] .
       Профессор-протоиерей С. Булгаков называет это претворение хлеба и вина метафизическим, то есть таким, которое не доступно ни нашему чувственному восприятию, ни разуму, а только вере, такой вере, которая, по апостолу Павлу, есть “осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом” (Евр. 11, 1). Поэтому в молитве, произносимой перед причащением, говорится: “Верую, Господи, и исповедую, ...яко сие есть самое пречистое Тело Твое и сия есть самая честная Кровь Твоя...”[35]
       Проф. Н.Н. Глубоковский по этому же вопросу в очерке “Патристическое учение Православной Восточной Церкви о тайне Евхаристии до св. Иоанна Дамаскина включительно” (журнал “Гласник Правосл. Патр.”, № 20) пишет: “Фактический способ претворения евхаристических даров непостижим для нас по самой сущности данного чудесного акта и не допускает адекватного рационального обозначения точным термином. Восточная Православная Церковь всегда и неизменно проповедовала догматическую истину евхаристического претворения, но не санкционировала специальной формулы для полного понимания самого процесса евхаристической тайны. Выражение metous0iwsiq появилось на Православном Востоке лишь в XV веке и не имело символического (т.е. официального, обязательного) значения, вследствие чего его не употребляли на православных соборах в 1639 г. в Царьграде и в 1642 г. в Яссах, несмотря на то, что оба собора специально занимались вопросом о сущности Евхаристии. Этот латинский термин был просто заимствован, без схоластических философско-рациональных ассоциаций, потому что они существенно не связаны с транссубстанцией, которая, например, у Фомы Аквината констатирует в Евхаристии не что-нибудь иное, как то, что здесь есть donversio non est formalis, sed substantialis”[36].

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:15 am

Иногда православные богословы, которых никак нельзя обвинить в католических взглядах, просто в силу усвоенных ими сведений из учебников по Догматическому богословию или по Катехизису, говорят как о всем понятной азбучной истине, что сущность хлеба и вина претворяется в Тело и Кровь Христовы, так что от этих элементов остается только их внешний вид или форма. Но это не азбучная истина, а заученные и до конца не продуманные слова. По этому поводу епископ Николай, ректор Софийской духовной академии св. Климента, пишет:
       “На возражение некоторых богословов-рационалистов против православного понимания преложения евхаристических даров, а именно, что хлеб и вино и после их освящения сохраняют свой вид, физические и химические свойства, ответим: вопрос о сущности вещей и до сих пор не разрешен определенно. Он все еще является основной проблемой философии. Мы не знаем сущности (естества) вещей. Не знаем и в каком отношении эта сущность находится к внешним свойствам, то есть влечет ли за собой действительное изменение самой сущности по необходимости и изменение в акцидентах. Мы знаем, например, о несостоятельности наивного реализма – считать действительность точно такой, какой нам представляют ее наши чувственные восприятия. Известны также учения Аристотеля, Платона, Спинозы, Лейбница, Гегеля, Канта и др. о субстанции (истинной сущности, бытийной основе) вещей. И ни одно из них не может дать окончательного и верного ответа на вопрос о сущности, об ее изменениях и об изменении ее феноменов. Наука, следовательно, не может ни подтвердить, ни отвергнуть возможность преложения. Верующие принимают его как факт, как метафизическую эвидентность (очевидность). Преложение как иррациональный по своей сущности факт, несмотря на все успехи в попытках осветить его разумно, навсегда остается предметом нашей религиозной веры”[37].
       Если схоластическое богословие пришло к отождествлению Тела и Крови Христовых с Самим Иисусом Христом и Тридентский Собор установил поклонение гостии (hostia), как Самому Господу, то православное богословие никогда не допускало подобного отождествления, как противоречащего евангельским повествованиям об установлении Евхаристии и учению о ней апостола Павла. Святоотеческое учение о почитании Святых Тайн изложено св. Иоанном Дамаскином следующими словами: “Посему да приступим со всяким страхом и чистой совестью и не подлежащей сомнению верой, и для нас будет именно так полезно, подобно тому, как веруем, не сомневаясь. Почтим же его (т.е. таинство) всякой чистотой – как душевной, так и телесной, ибо оно двояко. Да приступим к нему со жгучей любовью и, сложив руки в форме креста, примем в себя Тело Распятого. И, устремив глаза и уста и чело, причастимся Божественного угля для того, чтобы огонь находящейся в нас любви, приняв воспламенение, происходящее от угля, сжег наши грехи и освятил наши сердца и чтобы, вследствие общения с Божественным огнем, мы воспламенились и были обожествлены”[38].
       Вторым пунктом расхождения между Востоком и Западом является учение о времени освящения евхаристических даров. История образования анафоры, существование анафор без слов установления, которым Римско-Католическая Церковь придает значение совершительных, различные формы эпиклесиса –восходящий и нисходящий – и различное текстуальное изложение эпиклесисов исключают существование в Древней Церкви определенных, общеобязательных совершительных слов. Отсутствуют указания на эту общеобязательность и в святоотеческой письменности. Если св. Амвросий Медиоланский считал, что творческая сила в таинстве Евхаристии заключается в словах Иисуса Христа, которые могут “изменить природу элементов”, подобно тому, как Илия словом низвел огонь с неба [39], то ряд восточных отцов относил это к наитию Святого Духа. Так, св. Кирилл Иерусалимский, описав современную ему Евхаристию, говорит: “Потом, освятив себя сими духовными песнями, мы умоляем Человеколюбца Бога ниспослать Святого Духа на предлежащие дары, да сотворит Он хлеб Телом Христовым, а вино – Кровью Христовой. Ибо, без сомнения, чего коснется Святой Дух, то освящается и претворяется”[40].
       Св. Василий Великий говорит: “Кто из святых оставил нам на письме слова призывания при показании хлеба благодарения и чаши благословения? Ибо мы не довольствуемся теми словами, о которых упомянули Апостол или Евангелие, но и прежде и после них произносим другие, как имеющие великую силу к совершению таинства, приняв их из не изложенного в Писании учения” [41].
       Св. Иоанн Златоуст говорит: “Священник стоит перед трапезой с простертыми к небу руками, призывая Святого Духа прийти и прикоснуться к Дарам” [42]. В другом месте он говорит, что “предстоит священник, низводя не огонь, но Святого Духа; продолжает продолжительное моление не о том, чтоб огонь ниспал свыше и попалил предложенное, но чтобы благодать, нисшедши на жертву, воспламенила через нее души всех и соделала их светлейшими очищенного огнем серебра” [43].
       Из сказанного можно сделать только один вывод, что в святоотеческую пору Церковь придавала значение молитве, как таковой, но не отдельным ее словам, и понятия совершительных слов не существовало. Восточная и Римская половины единой Вселенской Церкви, имея существенно отличающиеся по форме анафоры, сохраняли евхаристическое общение и не укоряли одна другую в неправоверии. Более того, в периоды обостренных отношений между Константинополем и Римом ни патриархи Фотий и Михаил Керуларий, ни их римские противники, полемизируя друг с другом, не касались consecratio. И после разделения Церквей некоторые западные епископы еще не разделяли схоластического учения о материи и форме таинств и им было чуждо понятие совершительных слов. Один из авторитетнейших епископов – Вильгельм Дюранд (+1296), толкуя тираду “Suppliceste rogamus”, писал: “Всемогущий Боже, повели сие, то есть хлеб и вино, перенести, то есть преложить, на небесный алтарь Твой, то есть в Тело и Кровь Сына Твоего, вознести превыше ангельских хоров... чтобы это было... то есть пресуществилось... благодатию Святого Духа” [44].
       Только в XIV веке под влиянием схоластического учения о материи и форме таинств на Западе поднимается вопрос о моменте пресуществления даров и о связи этого Божественного акта с произношением определенных слов. В этом случае забыт был исторический путь развития анафоры, и богословию отцов Церкви, многообразно выражаемому в различных изречениях, была противопоставлена единая формула освящения, исключающая все другие виды молитв об этом. Флорентийский Собор 1439 года по настоянию папы Евгения IV в декрете “Exultate Deo” о Евхаристии изрек: “Форму этого таинства составляют слова Спасителя, через которые Он совершил это таинство. А священнослужитель, говоря от Лица Христа, совершает это таинство. Ибо в силу самих слов вещество хлеба превращается в Тело Христово и вещество вина – в Кровь Христову, однако так, что весь Христос содержится под видом хлеба и весь – под видом вина”[45].
       Выше было сказано, что схоластические споры о времени пресуществления даров отразились и в восточном богослужении, где имели место попытки к введению единых для обеих анафор (Василия Великого и Иоанна Златоуста) совершительных слов. Одна из таких попыток – слова св. Иоанна Златоуста “Преложив Духом Твоим Святым” – до сего времени имеется в русских Служебниках в литургии св. Василия Великого. Более того, в чине архиерейской присяги говорится, что Церковь “верует и мудрствует совершатися в Божественной литургии пресуществлению Тела и Крове Христовы наитием и действием Святаго Духа чрез призывание архиерейское или иерейское в словесех Богу Отцу молительных: сотвори убо хлеб сей честное Тело Христа Твоего, а еже в чаши сей честную Кровь Христа Твоего, преложив Духом Твоим Святым”.
       Отсюда эту цитату приводит митрополит Макарий в “Православно-догматическом богословии” и добавляет: “Так и всегда веровала Церковь Христова по преданию самих святых апостолов”[46].
       Все это можно понять только как контроверзу определению Флорентийского Собора 1439 года, но не как учение Православной Церкви, потому что не существует ни одного соборного определения, как нет ни одного святоотеческого высказывания в том смысле, что претворение хлеба и вина в Тело и Кровь Господа совершается при определенных словах анафоры как совершительной формулы. Претворение евхаристических даров – это сверхъестественное, метафизическое явление, не постижимое разумом и только принимаемое верой. Поэтому отцы Церкви и не связывали освящение даров с какой-либо определенной фразой анафоры. В этом отношении особенный интерес представляет толкование Евхаристии Николаем Кавасилой, жившим в середине XIV века, в разгар споров о времени освящения даров. Он пишет: “Подражая Первому Иерею, Который, перед сообщением таинства Причащения, принес благодарение Богу и Отцу, священник перед совершительной молитвой, которой священнодействует святые дары, приносит благодарение Богу и Отцу Господа нашего Иисуса Христа: Благодарим Господа; и когда все согласятся с этим и воспоют: Достойно и праведно, он и сам возносит благодарение Богу, воздав Ему славословие, восхвалив Его с ангелами, исповедав Ему благодарение за все блага, которые Он даровал нам от века, и, наконец, совершив воспоминание оного неизреченного и постоянного смотрения о нас Спасителя” [47]. Описав таким образом префацио и упомянув о пении серафимского гимна, Николай Кавасила далее говорит, что священник “затем священнодействует честные дары и совершает всю жертву”. “Каким образом?” – спрашивает он себя и отвечает: “Возвестив о той страшной вечери, как Спаситель, перед Своими страданиями, преподал ее святым Своим ученикам, как взял чашу, как принял хлеб и, возблагодарив, освятил и как изрек те слова, которыми показал, что это – таинство. Произнесши самые слова сии, священник потом преклоняется до земли, молится и просит, применяя к предлежащим дарам Божественные изречения Единородного Сына Божия, Спасителя нашего, чтобы Всесвятый и Всемогущий Дух Божий, почив на них, преложил хлеб в самое честное и святое Тело Христа, а вино – в самую честную и святую Кровь Его. После сих слов все священнодействие окончено и совершенно дары освящены, жертва уготована” [48].
       Итак, Николай Кавасила относит к совершительной молитве не одну какую-либо фразу, но весь анамнесис и весь эпиклесис. Более того, он считает действенной и римо-католическую анафору с ее восходящим эпиклесисом. Он говорит, что латиняне “об освящении и преложении в Тело Господне просят не ясно, а употребляют другие, относящиеся к этому именования, хотя они имеют ту же силу” [49]. Касаясь содержания римо-католического эпиклесиса и, в частности, слов “Повели вознестися дарам сим рукою ангела в пренебесный Твой алтарь”, Кавасила говорит, что “молитва эта в отношении к дарам производит не что иное, как то, что прелагает их в Тело и Кровь Господа... В этот-то пренебесный алтарь и молит священник вознести дары, то есть молит освятить их, преложить их в самое пренебесное Тело Господне... Таким образом ваши священники, созерцая Христа, как освящаемое, молятся о возложении на Него даров, молятся о том же самом, только в других выражениях и словах”[50].

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:17 am

Почему таинство совершается не произношением какой-то определенной формулы, а различными молитвами, Кавасила объясняет, исходя из сущности молитвы. Молитва – это обращение к Богу, в котором люди “полагаются не на себя, а на Бога, обещавшего даровать по молитве”. Молитва исполняется не ради молитвы, а потому, что Бог благоволит к молящимся. “Потому-то мы и веруем в освящение Тайн по молитве священника, – продолжает Николай Кавасила, – потому что полагаемся на нее, не как на какую-нибудь молитву человеческую, а как на силу Божию, и не потому, что молится человек, а потому, что внимает Бог; не потому также, что умоляют Его, а потому, что Истина обещала даровать по молитве. А что Христос показал, что Он всегда готов даровать сию благодать, о том нечего и говорить”[51].
       Несколько слов о Евхаристии как о жертве. На жертвенное значение Евхаристии указал Сам Иисус Христос, когда на Тайной вечери, раздавая ученикам хлеб, назвал его Своим Телом “ломимым” (1 Кор. 11, 24), а чашу –чашей Его Крови, проливаемой “за вас” (Лк. 22, 20), “за многих” (Мк. 14, 24), “во оставление грехов” (Мф. 26, 28). Такое значение Тайной вечери уразумели апостолы на следующий день, когда их Учитель был распят на кресте. Иоанн Богослов, любимый ученик Христа, именует Учителя Агнцем, Который “был заклан и Кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка и народа и племени” (Откр. 5, 9). На жертвенное значение Евхаристии указывал апостол Павел, когда писал: “Всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете” (1 Кор. 11, 26). О значимости жертвы Христовой апостол писал: “Христос вошел не в рукотворенное святилище, по образу истинного устроенное, но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред Лице Божие, и не для того, чтобы многократно приносить Себя, как первосвященник входит во святилище каждогодно с чужой кровью... Он же однажды, к концу веков, явился для уничтожения греха жертвою Своею” (Евр. 9, 24-26).
       Жертвой именуется Евхаристия в “Дидахи”: “В день Господень, собравшись вместе, преломите хлеб и благодарите, исповедавши прежде грехи свои, дабы чиста была жертва ваша... Ибо таково изречение Господа: на всяком месте и во всякое время должно приносить Мне жертву чистую”[52]. Жертвой называет Евхаристию св. Иустин Мученик: “Итак, Бог вперед засвидетельствовал, что Ему приятны все жертвы во имя Его, которые повелел совершать Иисус Христос, то есть которые на всяком месте земли приносятся христианами в Евхаристии хлеба и чаши”[53]. Жертвой Евхаристию называет св. Ипполит Римский[54].
       У отцов Церкви IV века понятие евхаристической жертвы конкретизируется, в особенности это касается отцов Сирийской Церкви, учение которых о Евхаристии можно назвать евхаристическим богословием, потому что оно, то есть это учение, оказывается непосредственно связанным с учением Церкви о двух природах Богочеловека. В зависимости от того, какая природа во Христе выступает на передний план в представлении богослова – Божественная или человеческая, – само участие Христа в Евхаристии представляется активным или, наоборот, пассивным. Там, где св. Иоанн Златоуст говорит о присутствии Христа в Евхаристии Своей Божественной природой, он называет совершителем данной Евхаристии Самого Христа, священнодействующего же епископа или священника – только слугой Христа. В беседе “На предательство Иуды” св. Иоанн Златоуст говорит: “Не человек претворяет предложенное в Тело и Кровь Христа, но Сам распятый за нас Христос. Представляя Его образ, стоит священник, произносящий те слова, а действует сила и благодать Божия”[55]. В другом месте он говорит: “Кто сотворил их на той вечери, и ныне совершает их. Мы занимаем место служителей, а освящает и претворяет дары Сам Христос”[56]. Когда же в богословии выступает на передний план человеческая природа Христа, Златоуст говорит: “Разве мы не приносим (жертву) каждый день? Приносим, но мы совершаем воспоминание о смерти Его, и эта жертва одна, а не много. Как одна, а не много? Так, что она принесена однажды, подобно той, которая была приносима во святом святых. Та была прообразом, и эта ее же образ. Мы постоянно приносим одного и того же Агнца, а не одного сегодня, а другого завтра, но всегда одного и того же. Таким образом, эта жертва одна. Хотя она приносится во многих местах, но разве много Христов? Нет, один Христос везде, и здесь полный, и там полный, одно Тело Его. И как приносимый во многих местах Он одно Тело, а не много тел, так и жертва одна. Он наш Первосвященник, принесший жертву, очищающую нас. Ее приносим и мы теперь, тогда принесенную, но не оскудевающую. Это совершается в воспоминание бывшего тогда: сие творите, сказано, в Мое воспоминание. Не другую жертву, как тогдашний Первосвященник, но ту же мы приносим постоянно, или, лучше сказать, совершаем воспоминание жертвы”[57].
       Итак, по учению Златоуста, евхаристическая жертва, совершаемая всюду и ежедневно, остается всегда одной и той же, потому что в жертву всегда приносится один и тот же Агнец Божий. Поэтому она не является какой-то новой жертвой, но одна и та же, и так как Голгофская жертва была неоскудевающей, то и данная не служит к ее восполнению.
       Заметим, что эти два богословских аспекта в понимании содержания Евхаристии – как совершаемой Самим Христом и совершаемой Церковью – позднее получили отражение в молитве “Никтоже достоин”, которую священник читает перед перенесением на престол хлеба и вина, приготовленных для Евхаристии, где сказано: “Ты бо еси приносяй и приносимый, приемляй и раздаваемый”. В одной из анафор александрийского происхождения, надписанной именем Григория Богослова, это место изложено еще более пространно: “Ты бо еси святяй и освящаемый, приносяй же и приносимый, приемляй и приемлемый, даяй и раздаваемый”[58].
       Но если Златоуст называет Евхаристию воспоминанием, то он имеет в виду не то, что обычно принято называть этим словом, а нечто большее. Под воспоминанием он подразумевает созерцание смерти Христовой и трепет души, в виду совершаемого по слову Господа. Поэтому он часто называет Евхаристию страшной жертвой, огнем опаляющим. “Размышляй о приобщении этой страшной трапезы, – говорит Златоуст, – о блеске исходящего отсюда огня и опаляющей силе его, и о том, какая требуется от приступающего душа, чистая от всякой скверны и нечистоты и изгнавшая из себя беззаконные помыслы”[59].
       О таком же созерцании Евхаристии говорит св. Ефрем Сирин: “Последуй за Ним на ту вечерю, на которой Он преподал Своим ученикам святые Тайны. Как благоразумный наблюдай, как и ноги омывает ученикам... Всмотрись в это, брат, и, прославляя, поклоняйся Его благоволению. Обрати внимание, как, благословляя хлеб, преломляет его во образ собственного Своего пречистого Тела, и как опять благословляет чашу во образ Крови, и дает Своим ученикам – и будь сопричастником Его Тайн. И, исшедши оттуда, войди со своим Владыкой во двор беззаконного Каиафы... последуй за Ним и на крестное место... смотри, как кровь и вода истекли из ребра Его, на искупление души твоей, брат. Смотри внимательно, где Его полагают, утренюй с женами ко гробу Его, узри ангелов там предстоящих, слушай, что ангелы говорят женам: “Он воскрес, как сказал”. Смотри на это как благоразумный, совершенный, несомненно веруя, что совершившееся – истинно. Ибо, если всего этого не созерцаешь ясно очами веры, то не можешь возвыситься с земли на небо и духовно взирать на страдания Христа”[60]. “Огонь и дух даровал Он нам телесным есть и пить, то есть Тело Свое, а также и Кровь”[61].
       Конечной целью совершения Евхаристии является не поклонение Телу Христову, не культ Божественного Тела, как учило схоластическое богословие, а причащение этого Тела и Божественной Крови, которыми каждый соединяется со Христом и все мы вместе составляем Его тело. О значении причащения Святых Тайн Златоуст говорит: “Помысли, какой чести ты удостоен, какой наслаждаешься трапезой!... Делаемся одним телом и одной плотью со Христом... Сам питает нас собственной Кровью и через все соединяет нас с Собой” [62]. О том же св. Иоанн Дамаскин говорит: “Так как мы причащаемся от единого хлеба, то все делаемся единым телом Христовым и единой кровью и членами друг друга, составляющими одно тело со Христом” [63].
       В толковании на слова апостола Павла: “Хлеб, который мы преломляем, не есть ли общение (koinwn0ia) Тела Христова?” – Златоуст спрашивает, почему апостол употребил это слово, а не metoc0i (участие), и разъясняет, что первое означает высшее, внутреннее единение. “Как тело соединено со Христом, так и мы через этот хлеб соединяемся с Ним. Что такое этот хлеб? Тело Христово. Чем делаются причащающиеся? Телом Христовым” [64]. Далее Златоуст объясняет, почему важно причащение Телом Христовым. “Он не просто дал Свое тело, но вместо прежней плоти, которая, по естеству своему происходя из земли, была умерщвлена грехом и лишена жизни, Он принес, так сказать, другой состав и другую закваску, Свою плоть, которая хотя по естеству такая же, но чужда греха и исполнена жизни, и всем преподал ее, чтобы, питаясь ею и отложив прежнюю, мертвенную (плоть), мы уготовились посредством этой трапезы в жизнь бессмертную” [65]. На то же значение причащения Святых Тайн указывает св. Ефрем Сирин: “Хлеб Твой умерщвляет того лютого Гелиона[66], который сделал нас своим хлебом. Чаша Твоя истребляет смерть, которая, я вижу, пожирает наш род. Тебя, Господи, мы едим и пьем, не с тем, чтобы Ты исчезал, но чтобы нас восстанавливал”[67].
       Эту же цель причащения Святых Тайн Златоуст излагает в своей анафоре словами: “Якоже быти причащающимся во трезвение души, во оставление грехов, в приобщение Святаго Твоего Духа, во исполнение Царствия Небеснаго, в дерзновение еже к Тебе, не в суд или во осуждение”; а св. Василий Великий словами: “Нас же всех, от единаго хлеба и чаши причащающихся, соедини друг ко другу, во единаго Духа Святаго причастие: и ни единаго нас в суд или осуждение сотвори причаститися святаго Тела и Крове Христа Твоего: но да обрящем милость и благодать со всеми святыми от века Тебе благоугодившими, праотцы, отцы, патриархи, пророки, апостолы, проповедники, благовестники, мученики, исповедники, учительми, и со всяким духом праведным, в вере скончавшимся”.
       Спасительное значение причащения Святых Тайн делало его обязательным для всех участников Евхаристии. Св. Иустин Мученик в описании Евхаристии говорит: “Так называемые у нас диаконы дают каждому из присутствующих причащаться хлеба, над которым совершено благодарение, и вина с водой, и относят к тем, которые не присутствовали”[68]. Более того, в условиях гонения многие христиане причащались ежедневно Святыми Дарами, принесенными из евхаристического собрания. Об этом говорит Тертуллиан[69]. Св. Василий Великий об этом же писал: “Хорошо и преполезно каждый день приобщаться и принимать святое Тело и Кровь Христову, потому что Сам Христос ясно говорит: ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь имать живот вечный... Впрочем, мы приобщаемся четыре раза каждую седмицу: в день Господень, в среду, в пяток и в субботу, также и в иные дни, если бывает память какого святого”[70].
       Наряду с этим в том же IV веке имели место уклонения от причащения, против чего Церковь принимала законодательные и пастырские меры. Из законодательных известны 9-е правило Апостольское, гласящее: “Всех верных, входящих в церковь и Писания слушающих, но не пребывающих на молитве и святом причащении до конца, яко бесчиние в церкви производящих, отлучати подобает от общения церковного”, и правило 2-е Антиохийокого собора (341 г.): “Все, входящие в церковь и слушающие Священные Писания, но, по некоему уклонению от порядка, не участвующие в молитве с народом или отвращающиеся от причащения святыя Евхаристии, да будут отлучены от Церкви”.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:18 am

Многие из уклоняющихся от св. Причастия объясняли это своим личным недостоинством. Св. Иоанн Златоуст по этому поводу говорил: “Приступая к причащению через год, неужели ты думаешь, что сорока дней тебе достаточно для очищения твоих грехов за все время? А потом, по прошествии недели, опять предаешься прежнему?.. И думаешь умилостивить Бога?.. Ты шутишь, человек! Говорю это не с тем, чтобы запретить вам приступать однажды в год, но более желая, чтобы вы непрестанно приступали к Святым Тайнам” [71].
       Нечто подобное передает св. Иоанн Кассиан Римлянин в собеседовании аввы Феоны: “Хотя мы знаем, что мы не без греха, однако ж не должны уклоняться от святого Причастия... И кто чище будет духом, тот тем более видит себя нечистым, более находит причины к смирению, нежели к возношению... Мы не должны устраняться от причащения Господня из-за того, что сознаём себя грешниками, но еще более и более с жаждой надобно поспешить к Нему для уврачевания души и очищения духа, однако ж с таким смирением духа и верой, чтобы, считая себя недостойными принятия такой благодати, мы желали больше врачевства для наших ран. А иначе и в год однажды нельзя достойно принимать причащение, как некоторые делают, которые, живя в монастырях, достоинство, освящение и благотворность небесных таинств оценивают так, что думают, что принимать их должны только святые, непорочные. А лучше бы думать, что эти таинства сообщением благодати делают нас чистыми и святыми”[72].
       Св. Иоанн Кассиан приводит интересный ответ аввы Серена на вопрос: “Почему одержимые злыми духами отлучаются от причащения Господня?” – “Если мы будем иметь такое мнение, веру, что все производится Господом и все делается для пользы душ, то не только нисколько не будем презирать их, но еще будем непрестанно молиться о них, как о своих членах, и станем сострадать им всем сердцем, с полным расположением. Ибо когда страдает один член, то страдают с ним и все члены. Должны знать, что без них, как своих членов, мы не можем вполне усовершенствоваться... А святое Причастие нашими старцами, помним, не запрещалось им, напротив, они думали, что, если бы возможно было, даже ежедневно надобно преподавать им его... Будучи принято человеком, оно, как пламя пожигающее, прогоняет того духа, который в его членах заседает или скрывается... Ибо враг больше и больше будет нападать на одержимого им, когда увидит, что он отлучается от небесного врачевства, и тем злее и чаще будет мучить, чем дольше он будет уклоняться от духовного врачевства”[73].
       Интересные суждения о спасительном значении причащения именно для грешников мы находим у препп. Варсануфия и Иоанна в “Ответах на вопрошания учеников”. “Не воспрещай себе приступать, осуждая себя, как грешного, но признавай, что грешник, приступающий к Спасителю, удостаивается отпущения грехов. И в Писании видим приступавших к Нему с верой и слышавших оный Божественный голос: Отпускаются тебе грехи твои многие. Если бы приступавший к Нему был достоин, то он не имел бы грехов; но как он был грешник и должник, то и получил прощение грехов. Послушай Самого Господа, Который говорит: Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию – и еще: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные. Итак, признавай себя грешным и больным и приступи к могущему спасти погибшего” (ответ 460)[74].
       “Когда приступают к Святым Тайнам грешники как уязвленные и просящие милости, таких врачует и делает достойными Своих Таинств Сам Господь, сказавший: Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию – и еще: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные... И никто не должен признавать себя достойным причащения, а говорить: Я недостоин, но верую, что освящаюсь причащением, и сие исполняется над ним по вере его Господом нашим Иисусом Христом” (ответ 461)[75].
       Спустя 400 лет после Златоуста и Иоанна Кассиана (+435) св. Феодор Студит писал: “В воскресенье еще бывают приступающие к таинствам, когда же литургия бывает в другой день, никто не подходит. Даже в монастыре каждый день, бывало, причащались желающие, а ныне очень редко это бывает, и даже совсем не встретишь этого нигде” [76].
       Причин к изменению отношения христиан к Евхаристии было несколько. Наступление для христиан спокойной жизни после более чем двухсотлетнего гонения на них притупило ту бдительность, которая заставляла их постоянно думать о мучениях и смерти. Союз Церкви с государством в известной мере содействовал организации церковной жизни в общегосударственном масштабе, но вместе с этой организацией устанавливалось внешнее благочестие. В IV веке Евхаристия, как правило, совершалась в воскресные дни и в дни малочисленных в то время праздников, иногда еще в субботы. В Кесарийской Церкви при св. Василии Великом Евхаристию совершали четыре раза в неделю: в воскресенье, среду, пятницу и субботу, а также в дни памяти святых. Из слов св. Иоанна Златоуста: “Разве мы не приносим жертву каждый день?” можно сделать вывод, что в Константинополе в его время Евхаристия совершалась если не ежедневно, то несколько раз в неделю.
       Если участие в Евхаристии всей церковной общины один раз в неделю во время Иустина Мученика, Иринея Лионского и Киприана Карфагенского было делом вполне возможным, то такое же полночисленное евхаристическое собрание три, четыре и более раз в неделю и в их время едва ли было возможным. Во время же Василия Великого и Иоанна Златоуста это тем более было затруднительным уже по одной причине увеличения численности членов церковной общины. Во время св. Иоанна Златоуста в Константинополе насчитывалось около 100 тысяч населения [77]. Трудно себе представить все это население, в большинстве своем православное, участвующим в Евхаристии хотя бы только в воскресный день, и как можно было в этих условиях установить тех, кто, согласно 9-му Апостольскому правилу и 2-му правилу Антиохийского собора, подлежал отлучению за уклонение от причащения Святых Тайн, даже при наличии в столице многих церквей[78]. Профессор-протоиерей Н. Афанасьев указывает еще ряд обстоятельств, которые в дальнейшем еще более усложняли проблему участия народа в Евхаристии, причем все эти обстоятельства, как это ни кажется парадоксальным, вызывались соображениями благочестия. Таким обстоятельством было введение в монастырях ежедневного совершения Евхаристии, что не было тождественным ежедневному келейному причащению пустынников, о котором пишет св. Василий Великий (см. выше). У благочестивых монахов ежедневное совершение Евхаристии вызывало сомнение в возможности ежедневного причащения и представление, что это могут позволять себе “только святые, непорочные”, о чем пишет св. Иоанн Кассиан, в глазах же нерадивых литургия становилась одной из рядовых служб суточного богослужебного круга. Вторым таким обстоятельством была установившаяся к концу VI века практика тайного чтения евхаристических молитв. Эта практика вводилась из соображений поднятия благочестия как disciplina arcani, но трагедия заключалась в том, что применявшееся в древности в отношении оглашенных стали применять к верным. В результате на долю последних оставалось слышание отдельных фраз, “вырванных” из контекста анафоры и потому далеко не для всех понятных, что не могло не отразиться на сознательном участии народа в Евхаристии. И, наконец, иконостас, отделивший алтарь от храма, скрыл от взоров народа видимую сторону совершаемой Евхаристии. В результате всего этого “Евхаристия, – говорит профессор-протоиерей Н. Афанасьев, – становится великой мистерией, но не в новозаветном смысле, а почти что в эллинистическом” [79]. В связи с этим профессор-протоиерей Н. Афанасьев приводит слова апостола Павла: “Я от Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб, и, возблагодарив, преломил и сказал” – и добавляет от себя: “Но все это оказалось закрытым от верных”[80]. Парадокс между догматическим учением о Евхаристии и литургической практикой особенно ощущается в так называемых заупокойных литургиях, где Евхаристия становится молитвой за умерших, тогда как и по Священному Писанию и по учению отцов Церкви это прежде всего таинство для причащения Телом и Кровью Христовыми живых членов Церкви.
       Евхаристию в память усопших, как и в память мучеников, совершали и во II веке. “Делаем в день годовщины приношения за умерших, за скончания мучеников”[81], – говорит Тертуллиан. И эта Евхаристия имела глубокий смысл, поскольку Царство Небесное наследуют не только мученики, праведники, но и “нищие духом” (Мф. 5, 3; ср. Лк. 6, 20), все “в путь узкий хождшии прискорбный, вси в житии крест яко ярем вземшии и (Христу) последовавшии верою”, и мзду получают не только пришедшие “рано поутру” и перенесшие на работе в винограднике Царства Небесного “тягость дня и зной”, но и “пришедшие около одиннадцатого часа” (Мф. 20, 1-16).
       Церковь издревле совершала в дни их памяти Евхаристию, так как последняя вместе с жертвенным значением имеет и эсхатологическое. Через причащение в эти дни Святых Тайн участники Евхаристии духовно соединялись с поминаемыми, как со своими молитвенниками перед Богом. Глубокая, непостижимая для разума тайна общения с загробным миром для них была очевидной истиной и Евхаристия – подлинным утешением в постигшей их утрате. В этом отношении современная практика служения заупокойных литургий, когда так называемые “заказчики” литургии сами не причащаются на ней, представляет парадокс древнехристианскому заупокойному приношению. “Наша практика, – пишет профессор-протоиерей Н. Афанасьев, – является противоположностью того, что содержала древняя Церковь. Евхаристия совершается независимо от собрания верных. Мы и сейчас считаем желательным, чтобы на Евхаристии как можно больше было молящихся, но если их нет, то литургия все-таки служится. Самым грозным обвинением в расцерковлении нашей церковной жизни является совершение “трапезы Господней” в пустом храме без ее участников. Мы не знаем, как сложится история: найдет ли веру Господь, когда придет? Местная Церковь может сократиться до трех или двух ее членов, но она останется Церковью Божьей во всей ее полноте. Ее евхаристическое собрание будет “трапезой Господней”, на которой будет собран весь народ Божий. Эти двое или трое будут “свидетелями Христовыми” на земле. Если это произойдет, то в этом будет трагизм человеческой истории. Не будем оправдывать самих себя словами Христа, где двое или трое собраны во имя Его, там и Он, так как наше время еще не “жатва” и наша Церковь не состоит из двух или трех. Поймем, что наш величайший грех заключается в том, что в местной Церкви, насчитывающей несколько сотен или несколько тысяч верных, евхаристическое собрание происходит действительно в пустом храме или в мистически пустом храме, когда верные на возглас “Приступите” отвечают безмолвием. В этом безмолвии есть нечто мистически страшное. Се, стою у дверей и стучу. Если кто услышит голос Мой, и отворит дверь, пойду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною (Откр. 3, 20). Но мы отказываемся от Его трапезы и остаемся безмолвными на Его призыв. В этом безмолвии есть некий суд над нами. Допустим, что человечески можно оправдать это безмолвие, но оно остается безмолвием. Мы должны понять и пережить этот трагизм. Понять, что за ним лежит предельная индивидуализация, и пережить эту индивидуализацию как наш личный грех перед Христом. Мы должны понять, что в Церкви нет священнодействий, которые совершаются сами по себе или над отдельными членами вне остальных членов, но что всегда и везде священнодействует Церковь как собрание народа Божьего”[82].
       Для оздоровления евхаристической жизни Церкви не требуется литургических реформ или ломки благочестивых традиций, сложившихся в той или иной поместной Церкви. Нужно пастырское назидание народа, раскрытие перед ним значения Евхаристии как жертвы Христовой и того, чего ожидает от нас стучащийся в двери сердца нашего Христос (Откр. 3, 20). Это назидание должно быть постоянным “во время и не во время” (2 Тим. 4, 2), то есть подобно евхаристическим поучениям св. Иоанна Златоуста. Известно, что он говорил о Евхаристии не только в гомилиях на тексты Священного Писания, непосредственно касающиеся этого таинства, но и в других случаях, когда находил нужным. Остановимся на главнейших психологических факторах этого оздоровления.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:19 am

Исторически Евхаристия – жертва, принесенная Христом “за многих”, таинственно это – “дар совершен, исходяй от Отца светов”, но вместе с тем она есть и наша Евхаристия, наша жертва Богу. Жертва Богу может быть многообразной. Когда в условиях примитивного земледелия человек сеял, выращивал, собирал с поля хлеб, сам его молотил и вручную молол на домашних жерновах, затем сам выпекал его, приношение им хлеба для Евхаристии было пожертвованием его трудов всего лета. И когда старушка-пенсионерка несет в церковь копейки, сэкономленные ею за счет отказа себе в пище, ее жертва принимается Богом так же, как две лепты вдовицы (Мк. 12, 42; Лк. 21, 2). Но о той и другой жертвах можно сказать: “Твоя от Твоих Тебе приносяще”.
       Высшей жертвой Богу является Его прославление. О такой жертве нельзя сказать: “Твоя от Твоих Тебе приносяще”. В мире ничто не принадлежит человеку. Все Божие. Человеку принадлежит только врожденная ему свобода воли. Благодаря последней он может быть равнодушным к Богу, может даже хулить Его, и может прославлять. Последнее составляет истинный дар человека Богу. Показательно, что древнейшая часть анафоры – префацио – содержала исключительно доксологии и евхаризмы, и все анафоры, без исключения, начинаются прославлением Бога. В Климентовой литургии это весьма пространное славословие Богу как Творцу космоса и Отцу Сына Божия, Иисуса Христа, через Которого было совершено спасение человечества. У св. Василия Великого это прежде всего прославление Бога за создание человека и дарование ему способности познания Бога и за домостроительство его спасения после его грехопадения. Св. Иоанн Златоуст прославляет Бога за Его величие, за приведение человека “от небытия в бытие”, за спасение падшего и за все благодеяния “ихже вемы и не вемы, явленных и неявленных”. Что Златоуст имеет в виду под благодеяниями, о которых мы не знаем и которые нам не открыты, это видно из его творений. У Златоуста был друг Стагирий, состоятельный человек, который, как и Златоуст, пренебрег богатством и удалился в пустыню. Но аскетическая жизнь в пустыне не дала ему той созерцательности, ради которой он оставил мир, напротив, породила в нем “мятеж души”, и, будучи в таком состоянии, Стагирий покушался на самоубийство. Это стало известно Златоусту. Будучи больным после суровых аскетических подвигов, он не мог посетить Стагирия и утешал его письмами, в которых увещал одержимого смотреть на свое душевное состояние как на Промысл Божий о спасении подвижника, известный одному Богу, подобно тому, как некогда Бог спасал ветхозаветных праведников. Короче говоря, Златоуст прославляет Бога не только за благодеяния, которые нам очевидны, но и за те, истинная цель которых от нас сокрыта и которые кажутся нам злом. Такое благодарение Бога граничит с самопожертвованием, о котором Церковь постоянно напоминает нам: “Сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим”.
       Никакое прославление Бога, ни даже самопожертвование во имя Бога не может быть без дел милосердия. Это две стороны одного и того же процесса духовной жизни христианина. В Священном Писании много говорится о милосердии как добродетели, превышающей жертвоприношение. Поэтому, когда священник или диакон призывает к участию в евхаристическом приношении: “Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити”, – народ ему отвечает: “Милость мира, жертву хваления”. Ответ недостаточно понятен. Если вторая половина фразы “жертву хваления” понятна, то первая вызывает вопрос: как можно приносить “милость мира”? По-видимому, мы имеем здесь дело с сравнительно поздней и, быть может, искаженной фразеологией. В древнейшем Евхологионе (Барбериновский № 77) в этом месте стоят два слова “2Eleoq, e\ir0hnh”[83], то есть “Милость, мир”. Лаконичность ответа понятна, потому что эти два слова обнимают все христианские добродетели. Это – милосердие, о котором Роман Сладкопевец говорит стихами:

“Побеждает все добродетели милосердие, воистину сияющее,
Стоящее выше всех добродетелей перед Богом.
Оно рассекает воздух, шествует выше луны и солнца,
И беспрепятственно достигает входа в пренебесные,
Не останавливается на этом, но достигает ангелов,
Пролетает хоры архангелов,
Достигает Бога, чтобы за людей,
Предстоять у трона Царя,
Испрашивая
НЕТЛЕННЫЙ ВЕНЕЦ”[84].

       Без милосердия все дела христианского благочестия теряют значимость добродетели.

“По вере и обету очень многие люди,
Царствия Божия достигнуть желая,
Со тщанием добродетель девства хранят,
Всю жизнь строгий пост соблюдают,
Молитвы подолгу творят, догмат чистоту стерегут,
Но человеколюбие их оставляет.
И всякий из нас, в ком нет состраданья,
Не примет
НЕТЛЕННЫЙ ВЕНЕЦ”[85].

       Милосердие делает человека достойным участником Евхаристии, и только через дела милосердия возможно оздоровление евхаристической жизни. В наше время, в век секуляризации духовной жизни человечества, Евхаристия получает особое значение. Она несет милость и мир секуляризованным, являясь своего рода противоядием эгоизму, гнездящемуся под покровом высоких гуманистических идей. “И Свет во тьме светит, и тьма не объяла Его” (Ин. 1, 5).

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:19 am

Как подходить к Святой Чаше
 
Каждому причастнику нужно хорошо знать, как следует подходить к Святой Чаше, чтобы причащение происходило чинно и без суеты.

Вот эти правила:

1. Перед Чашей надо сделать земной поклон. Если причастников много, то, чтобы не мешать окружающим, поклониться нужно заранее.

2. Когда отверзаются царские врата, надо перекреститься и сложить руки крестообразно на груди, правую руку поверх левой, и с таким сложением рук причащаться; отходить от Чаши нужно не разнимая рук.

3. Подходить надо с правой стороны храма, а левую оставлять свободной.

4. Первыми причащаются служители алтаря, затем монахи, дети и только потом все остальные. Нужно уступать ближним дорогу, ни в коем случае не толкаться.

5. Женщинам перед причастием нужно стереть губную помаду.

6. Подойдя к Чаше, следует громко и отчетливо назвать свое имя, принять Святые Дары, разжевать (если это необходимо) и немедленно проглотить Их, а нижний край Чаши облобызать как ребро Христово.

7. Нельзя трогать Чашу руками и целовать руку священника.

8. У Чаши креститься запрещено! Поднимая руку для крестного знамения, можно случайно толкнуть священника и разлить Святые Дары.

9. Отойдя к столику с запивкой, надо съесть антидор и выпить теплоту. Только после этого можно прикладываться к иконам и разговаривать.

10. Если Святые Дары преподают из нескольких Чаш, принимать их можно только из одной. Нельзя причащаться дважды в день.

11. В день Причастия не принято вставать на колени, за исключением поклонов Великим постом при чтении молитвы Ефрема Сирина, поклонов перед Плащаницей Христовой в Великую Субботу и коленопреклонных молитв в день Святой Троицы.

12. Придя домой, следует прежде всего прочитать благодарственные молитвы по Святом Причащении; если их читают в храме по окончании службы, надо прослушать молитвы там. После причащения до утра не следует также ничего выплевывать и прополаскивать уста. Причастники должны стараться хранить себя от праздных разговоров, особенно от осуждения, а чтобы праздных разговоров не было, надо читать Евангелие, молитву Иисусову, акафисты, Священное Писание.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:20 am

Как часто надо причащаться
 
В четвертом прошении молитвы Господней «Отче наш» мы просим о ежедневном даровании нам «хлеба насущного». По толкованию многих отцов Церкви, под этими словами не следует, скорее всего, разуметь обычные хлеб и пищу, которые подает нам Бог в изобилии без нашего прошения (см. Мф. 6, 31 — 32). Так, святой Киприан пишет: «Хлебом нашим мы называем Христа, потому что Он есть Хлеб тех, которые вкушают Тело Его… Хлеб же сей давать нам каждодневно просим мы, во храме пребывающие и Евхаристию каждодневно в снедь спасения приемлющие, в том смысле, чтобы не произошло какое тяжкое прегрешение и нам не было воспрещено приобщаться сего Хлеба Небесного… Поэтому-то мы и просим каждодневно давать нам Хлеб наш, т. е. Христа, чтобы нам, пребывающим во Христе, не отступать никогда от освящения Телом Его».

Святой Иоанн Кассиан Римлянин пишет так по этому же вопросу «„Хлеб наш насущный даждь нам днесь“. „Насущный“, т. е. „над-сущный“ — высший всех сущностей, каковым может быть только Хлеб, сшедший с небес. Когда говорится „днесь“, показывается, что вчерашнее вкушение его недостаточно, если он также не будет преподан нам и ныне, в убеждении нас таковою каждодневною нужностью его во всякое время изливать эту молитву, так как нет дня, в который бы не нужно было укреплять сердце внутреннего нашего человека принятием и вкушением этого хлеба». А вот мнение о том святителя Василия Великого. В письме к Кесарии он пишет: «Добро есть и полезно приобщаться и принимать Тело Святое и Кровь Христову каждый день. Мы приобщаемся в неделю четыре раза: в воскресенье, в среду, в пятницу и субботу, а также и те дни, когда бывает память какого-либо святого». Преподобный Нил Сорский ежедневно причащался Святых Таин и говорил, что это «видимо поддерживает силы души и тела». Так же думал и святитель Амвросий Медиоланский. В книге о Таинствах он пишет: «Если многократно изливается Кровь, которая изливается во оставление грехов наших, то надо ее всегда принимать, чтобы отпускались мои грехи; и если я всегда грешу, то всегда потребно для меня и врачевство… Принимай всякий день то, что может исцелить тебя. Так живи, чтобы всегда быть тебе достойным этого принятия (т. е. причащения)».

Святитель Феофан Затворник также благословлял одного из духовных детей каждый день причащаться из запасных Святых Даров. Праведный Иоанн Кронштадтский указывал на забытое апостольское правило отлучать от Церкви тех, кто три недели не был у Святого Причастия.

Преподобный Серафим Саровский заповедовал дивеевским сестрам «неопустительно исповедоваться и приобщаться во все посты и, кроме того, двунадесятые и большие праздники: чем чаще, тем лучше, не мучая себя мыслию, что недостойна; и не следует пропускать случая как можно чаще пользоваться благодатью, даруемой приобщением Святых Христовых Таин. Благодать, даруемая приобщением, так велика, что как бы недостоин и как бы грешен ни был человек, но лишь бы в смиренном только сознании великой греховности своей приступил к Господу, искупающему всех нас, хотя бы от головы до ног покрытых язвами грехов, то будет очищаться благодатию Христовой, все более и более светлеет, совсем просветлеет и, спасется».

Разумеется, очень хорошо причащаться и в дни своих именин и рождения, а супругам — в день их бракосочетания. Преподобный Алексий Зосимовский рекомендовал своим духовным детям принимать причастие также и в памятные дни их усопших близких — в дни их кончины и именин. Это способствует единению во Христе живых и отшедших в иной мир.

При желании же причащаться еще чаще (может быть, даже каждый день) нужно следовать такому указанию преподобного Симеона Нового Богослова: «Кто не открывает каждодневно тайн сердца своего, кто в них и в соделанном по неведению не приносит должного покаяния, кто не ходит плача и сетуя всегда и прежде сказанного со тщанием не проходит, тот подлинно недостоин [ежедневного причащения]. А кто все это делает и в воздыханиях и слезах совершает течение жизни своей, тот и весьма достоин быть причастником Божественных Таин, и не только в праздник, но и каждодневно, и даже — хотя и дерзновенно скажу — с самого начала покаяния и обращения своего».

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской), «постоянное причащение должно быть идеалом всех христиан. Но враг рода человеческого сразу понял, какую силу даровал нам Господь в Святых Тайнах. И он начал дело отклонения христиан от Святого Причащения. Из истории христианства мы знаем, что сначала христиане причащались ежедневно, затем четыре раза в неделю, далее по воскресеньям и праздникам, а там — во все посты, т. е. четыре раза в год, наконец едва-едва раз в год, а иные и того реже». «Христианин всегда должен быть готов и к смерти, и к причащению», — говорил один из духовных отцов. Итак, от нас зависит частое участие в Тайной Вечери Христовой и принятие на ней великой благодати Таин Тела и Крови Христовых.

И если сердце всецело живет Богом — и в делах, и в словах, и в мыслях, если христианин плачет в душе о всяком грехе своем и имеет целью своей жизни богоугождение и стяжание Духа Святаго Божия, то нет препятствий у него для ежедневного причащения Святых Таин, как это делали христиане первых веков и как пишет об этом Симеон Новый Богослов. Один из мудрых современных пастырей, о. Валентин Свенцицкий, пишет: «Жизнь духовная — не отвлеченное богословие, а действительная и самая несомненная жизнь во Христе. Но как она может начаться, если ты не примешь в этом страшном и великом Таинстве полноты Духа Христова? Как, не приняв Плоти и Крови, Христовой, будешь в Нем? И здесь, как в покаянии, не оставит тебя враг без нападений. И здесь он будет строить тебе всякие козни. Он воздвигнет множество и внешних и внутренних преград, То будет тебе некогда, то почувствуешь себя нездоровым, то захочется. отложить ненадолго, „чтобы лучше приготовиться“. Не слушай. Иди. Исповедуйся. Причащайся. Ведь не знаешь ты, когда призовет тебя Господь».

Пусть же каждая душа чутко прислушивается в своем сердце и боится прослушать стук в его двери руки Высокого Гостя; пусть боится она того, что ее слух огрубеет от мирской суеты и не сможет слышать тихих и нежных призывов, идущих из Царства Света. Пусть боится душа подменить переживания небесной радости единения с Господом мутными развлечениями мира или низменными утешениями телесной природы. А когда она в силах оторваться от мира и всего чувственного, когда затоскует о свете горнего мира и потянется к Господу, пусть дерзает единения с Ним в великом Таинстве, одевая себя при этом в духовные одежды искреннего покаяния и глубочайшего смирения и неизменной полноты нищеты духовной.

Пусть также не смущается душа оттого, что она при всем своем покаянии все же недостойна причащения. Про это так говорит праведный Алексий Мечев: «Причащайтесь чаще и не говорите, что недостойны. Если ты так будешь говорить, то никогда не будешь причащаться, потому что никогда не будешь достоин. Вы думаете, что на земле есть хотя бы один человек, достойный причащения Святых Таин? Никто этого не достоин, а если мы все-таки причащаемся, то лишь по особому милосердию Божию. Не мы созданы для Причастия, а Причастие для нас. Именно мы — грешные, недостойные, слабые — более, чем кто-либо, нуждаемся в этом спасительном источнике».

Почему же мы все же не получаем на более частое причащение благословения наших духовных отцов? Только по жестокосердию и нерадению нашему, потому что при нашей греховной жизни и отсутствии постоянного покаяния и трезвения мы стали бы принимать Тело и Кровь Господни недостойно.

Если христиане первых веков старались приступать ко Святой Чаше ежедневно, то в XIX веке многие христиане в России считали причастие предсмертным напутствием. В наше время вновь возродилось стремление причащаться часто. Однако, зная, что к Чаше надо приступать после тщательной подготовки — говения, многие не могут найти сил и времени для говения (которое тем самым превращается в самоцель).

В основе решения вопроса о том, как часто нам надобно причащаться, лежит степень подготовленности души, ее ревность, ее любовь ко Господу, ее сила покаяния. Поэтому Церковь и предоставляет решать этот вопрос священникам, духовникам. Именно с духовным отцом и надо согласовать, как часто причащаться, как долго и как строго говеть перед этим. Разные священники благословляют по-разному, но каждому по мере его сил. Людям, стремящимся воцерковить свою жизнь, многие современные пастыри рекомендуют причащаться от одного до двух раз в месяц. Иногда батюшки благословляют и более частое причащение, но это скорее исключение, чем правило. Конечно, причащаться нельзя «для галочки», ради исполнения определенных количественных норм. Таинство Евхаристии должно стать для православного христианина потребностью души, без осуществления которой нельзя прожить.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:20 am

О приготовлении ко Причащению
 
Желающий достойно причаститься Святых Христовых Таин, должен за два-три дня молитвенно подготовить себя к этому: молиться дома утром и вечером, посещать церковные богослужения. Перед днем причащения надо обязательно быть на вечерней службе. К домашним вечерним молитвам добавляется (из молитвослова) правило ко Святому Причащению. Размер его определяется духовным отцом. Обычно оно включает в себя каноны: покаянный Господу Иисусу Христу, молебный ко Пресвятой Богородице, Ангелу Хранителю, а также Последование ко Святому Причащению.

Надо при этом учитывать и нижеследующие указания праведного Иоанна Кронштадтского: «некоторые поставляют все свое благополучие и исправность пред Богом в вычитывании всех положенных молитв, не обращая внимания на готовность сердца для Бога — на внутреннее исправление свое; например, многие так вычитывают правило ко Причащению. Между тем здесь прежде всего надо смотреть на исправление нашей жизни и готовность сердца к принятию Святых Таин. Если сердце право стало во утробе твоей, по милости Божией, если оно готово встретить Жениха, то и слава Богу, хотя и не успел ты вычитать всех молитв.

Царство Божие не в слове, а в силе«(1 Кор. 4, 20). Хорошо послушание во всем Матери-Церкви, но с благоразумием; и, если возможно, «могий вместити» продолжительную молитву «да вместит». Но «не вси вмещают словесе сего» (Мф. 19, 11; см. также ст. 12); если же продолжительная молитва несовместима с горячностью духа, лучше сотворить краткую, но горячую молитву. Припомни, что одно слово мытаря, от горячего сердца сказанное, оправдало его. Бог смотрит не на множество слов, а на расположение сердца. Главное дело — живая вера сердца и теплота раскаяния во грехах». С молитвой соединяется воздержание от скоромной пищи — мяса, яиц, молока и молочных продуктов, при строгом посте и от рыбы. В остальной пище надо соблюдать умеренность.

Желающий причаститься должен, лучше всего накануне, до или после вечернего богослужения, принести искреннее раскаяние в своих грехах перед священником, чистосердечно раскрывая свою душу и не утаивая ни одного греха. Перед исповедью нужно непременно примириться как со своими обидчиками, так и с теми, кого обидел сам. На исповеди лучше не дожидаться вопросов священника, а высказывать ему все, что есть на совести, ни в чем себя не оправдывая и не перелагая вину на других. Ни в коем случае нельзя на исповеди осуждать кого-либо или рассказывать о чужих грехах. Если нет возможности исповедаться вечером, нужно сделать это до начала литургии, в крайнем случае — до Херувимской песни. Без исповеди никто, кроме младенцев до семи лет, не может быть допущен ко Святому Причащению. После полуночи запрещается есть и пить, к Причастию нужно приходить строго натощак. К воздержанию от пищи и пития перед Святым Причащением надо приучать и детей.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:20 am

Почему вино — кровь Христова, а хлеб — Его тело?
 
Юрий Рубан, к. ф. н.:

Почему формой теснейшего единения со своими последователями Христос избрал трапезу, совместное вкушение пищи? (Ведь Литургия – это совместная трапеза, только предельно упрощенная).

Это большая тема – богословие Евхаристии, по которой существуют прекрасные работы архим. Киприана (Керна), оо. Иоанна Мейендорфа, Ал. Шмемана и др. Сейчас же прошу отвлечься от нашего американизированного «способа приема пищи», часто в спешке, и обратить внимание на следующий факт. Христианство появляется на Востоке, поэтому нам важно учитывать восточный взгляд на трапезу: любая трапеза, тем более, совместная, - священна. Христос – как глава общины – на каждой совместной трапезе благословлял хлеб и вино (как любой глава семьи). То же происходит и на Тайной Вечере, но теперь Христос разламывает опреснок – и называет его своим Телом, а вино в чаше – своей Кровью. При этом сам вкушает от этого евхаристического хлеба (это ведь не отдельный от Него кусок плоти!). А когда человек ест, то, образно говоря, он превращает этот хлеб в свое тело. Когда люди на евхаристическом собрании вместе едят и пьют, то становятся одной личностью со Христом и все между собой – родственниками по плоти и крови.

Поэтому ап. Павел называет Церковь (в греч. Тексте – Экклеси́а, что значит «Собрание»!) «Телом» Христа (см. Ефес. 1:23 и параллельные места, а тж. по текстам других его Посланий). Важно, что здесь употребляется греческий термин «со́ма» - живой организм (цельная человеческая личность), а не саркс или креа́с (отдельные куски мяса расчлененного, мертвого тела).

«Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Господней? Хлеб, который преломляем, не есть ли  приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие – одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба (метэ́хомэн)» (1 Кор. 10:16-17). В последнем случае употребляется  слово метэ́хомэн; это форма глагола метэ́хо – иметь долю, принимать участие, участвовать, быть причастным. Мы часто акцентируем материальную форму таинства – «вкушение»; здесь же Павел обращает внимание на то, ради чего это делается, что за этим с нами происходит.

Из рукописи "История Божественной Литургии", СПб, 2005

 

III.

Ланчанское чудо

Шел VIII век от Рождества Христова. В Церкви Сан - Легонций старинного итальянского города Ланчано совершалось Таинство Евхаристии. Но в сердце одного из священников, служившего в тот день Литургию, вдруг возникло сомнение, истинны ли Тело и Кровь Господни, сокрытые под видом хлеба и вина. Хроники не донесли до нас имени этого иеромонаха, но зародившееся в его душе сомнение стало причиной Евхаристического чуда, почитаемого до сей поры.

Священник гнал от себя сомнения, но они назойливо возвращались вновь и вновь. "Почему я должен верить, что хлеб перестает быть хлебом, а вино становится Кровью? Кто это докажет? Тем более, что внешне они никак не изменяются и не изменялись никогда. Наверное, это всего лишь символы, просто воспоминание о тайной вечере:"

В ту ночь, когда Он был предан, Он взял хлеб: благословил, преломил и подал ученикам Своим, говоря: "Примите, вкусите: сие есть тело Мое, которое за вас преломляется во оставление грехов". Также и чашу, говоря: "Пейте из нее все: сия есть Кровь Моя Нового Завета, за вас и за многих изливаемая во оставление грехов".

Со страхом произносил священник святые слова Евхаристического канона, но сомнения продолжали мучить его. Да, Он, жертвенный агнец, мог Своей Божественной властью обратить вино в кровь, а хлеб - в Плоть. Все мог Он, пришедший по воле Отца Небесного. Но Он ушел давно, оставив этот грешный мир и дав ему в утешение Свои святые слова и Свое благословение: И, может быть, Свои Плоть и Кровь? Но возможно ли это? Не ушло ли подлинное Таинство причастия вместе с Ним в мир горний? Не стала ли святая Евхаристия лишь обрядом - и не более того? Тщетно пытался священник восстановить в душе мир и веру. Между тем, пресуществление произошло. Со словами молитвы он преломил Евхаристический Хлеб, и тут крик изумления огласил небольшую церковь. Под пальцами иеромонаха преломляемый Хлеб вдруг превратился во что-то другое - он не сразу понял, во что именно. Да и в чаше было уже не вино - там была густая алая Жидкость похожая на: кровь. Ошеломленный священник смотрел на предмет, который был у него в руках: это был тонкий срез Плоти, напоминающий мышечную ткань человеческого тела. Монахи окружили священника, пораженные чудом, не в силах сдержать изумления. А он исповедал перед ними свои сомнения, разрешенные таким чудесным образом. Окончив святую литургию, молча упал на колени и погрузился в долгую молитву. О чем молился он тогда? Благодарил за данный свыше знак? Просил прощения за свое маловерие? Мы этого не узнаем никогда. Но подлинно известно одно: с тех пор в городе Ланчано двенадцать веков хранятся чудесные Кровь и Плоть, материализовавшиеся во время Евхаристии в церкви Сан - Легонций (ныне Сан - Франческо). Весть о чуде быстро облетела тогда близлежащие города и области, и в Ланчано потянулись вереницы паломников.

Прошли века - и чудесные Дары стали объектом внимания ученых. С 1574 года над Святыми Дарами велись различные опыты и наблюдения, а с начала 1970-х годов они стали проводиться на экспериментальном уровне. Но данные, полученные одними учеными, не удовлетворяли других. Профессор медицинского факультета Сиенского университета Одоардо Линолди, крупный специалист в области анатомии, паталогической гистологии, химии и клинической микроскопии, проводил со своими коллегами исследования в ноябре 1970 и в марте 1971 годов и пришел к следующим выводам. Святые Дары, хранящиеся в Ланчано с VIII века, представляют собой подлинные человеческие Плоть и Кровь. Плоть является фрагментом мышечной ткани сердца, содержит в сечении миокард, эндокард и блуждающий нерв. Возможно, фрагмент плоти содержит также левый желудочек - такой вывод позволяет сделать значительная толщина миокарда, находящаяся в тканях Плоти. И Плоть, и Кровь относятся к единой группе крови: АБ. К ней же относится и Кровь, обнаруженная на Туринской Плащанице. Кровь содержит протеины и минералы в нормальных для человеческой крови процентных соотношениях. Ученые особо подчеркнули: более всего удивительно то, что Плоть и Кровь двенадцать веков сохраняются под воздействием физических, атмосферных и биологических агентов без искусственной защиты и применения специальных консервантов. Кроме того, Кровь, будучи приведена в жидкое состояние, остается пригодной для переливания, обладая всеми свойствами свежей крови. Руджеро Бертелли, профессор нормальной анатомии человека Сиенского университета, проводил исследования параллельно с Одоардо Линоли и получил такие же результаты. В ходе повторных экспериментов, проводившихся в 1981 году с применением более совершенной аппаратуры и с учетом новых достижений науки в области анатомии и паталогии, эти результаты вновь были подтверждены:

По свидетельствам современников чуда, материализовавшаяся Кровь позже свернулась в пять шариков разной формы, затем затвердевших. Интересно, что каждый из этих шариков, взятый отдельно, весит столько же, сколько все пять вместе. Это противоречит элементарным законам физики, но этот факт, объяснить который ученые не могут до сих пор. Помещенная в античную чашу из цельного куска горного хрусталя, чудесная кровь уже двенадцать веков предстает взорам посещающих Ланчано паломников и путешествующих.

 
IV.

Христос Яннарас:

Сегодня многие, похоже, забыли об этой основополагающей истине, определяющей и выявляющей Церковь: Церковь есть собрание вокруг Евхаристической трапезы. Не учреждение, не религиозный институт, не иерархическая административная структура, не здания и служебные конторы, но народ Божий, собравшийся ради преломления хлеба и благословения чаши, - вот что такое Церковь. Некогда "рассеянные чада Божии" (Ин.11,52) ныне собраны в живом единстве церковного тела. В Деяниях апостолов мы встречаем первое письменное указание на исходный принцип, конституирующий Церковь: верующие в апостольскую проповедь постоянно пребывают "в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитве" (Деян.2,42). "Все же верующие были вместе и имели все общее; и продавали имения и всякую собственность, и разделяли всем, смотря по нужде каждого; и каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселии и простоте сердца" (Деян.2, 44-46).

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:21 am

Пасхальная трапеза

Но и Евхаристическая трапеза, образующая и являющая Церковь, не есть некое абстрактное установление, выдуманное учениками Христа. Как Сам Христос, восприняв человеческую природу, обновил и очистил ее, так и Церковь преображает историческую плоть своего времени.

Евхаристическая трапеза следует за еврейской Пасхой и является ее продолжением. Слово "пасха" означает "переход". Для иудеев Пасха была важнейшим праздником года, напоминающим о переходе через Красное море и освобождении Израиля из египетского плена. Ежегодно вечером накануне торжественного дня каждая еврейская семья собиралась за праздничной трапезой и старейший в семье поднимал наполненную вином чашу, вознося Господу молитву в знак благодарения ("евхаристии"). Старейшина благодарил Бога за милости и обетования, дарованные Им праотцам Израиля и всему еврейскому народу, в том числе за чудесный переход через Красное море и освобождение из египетского рабства. Глава семьи делал первый глоток из чаши, которая затем шла по кругу, дабы все присутствующие могли пригубить благодарственного вина.

Христос праздновал с учениками еврейскую Пасху в Иерусалиме, накануне Своего ареста и казни. Однако смысл Тайной Вечери - не в напоминании о Ветхом Завете, заключенном между Богом и избранным народом, не в воспоминании о верности Господа этому союзу, подтвержденной многочисленными чудесами. Христос придает пасхальной трапезе новое значение - значение Нового Завета. Отныне Пасха символизирует уже не переход одного избранного народа от рабства к свободе, но переход всего рода человеческого от смерти к жизни. "Во плоти" Христовой и "в Его крови" уничтожена преграда, воздвигнутая между тварью и Творцом. Тварное теперь может существовать по образу нетварного - по образу "истинной жизни".

Плоть и кровь Христа принадлежат тварному миру, но такому миру, который не имеет ничего общего с бунтом против Божественной любви. Тело Христово - тварная экзистенция, существующая как приношение Богу, как нечто неразрывно с Ним связанное, как выражение бесконечной благодарности животворящей любви Отчей. Потому и Евхаристическая трапеза Церкви - хлеб и вино - есть также творение, принесенное в дар Господу, по образу бытия плоти Христовой.

Под хлебом и вином, символами всякой пищи и всякого проявления жизни. Церковь подразумевает весь тварный мир и возвращает его Богу; она вручает жизнь твари любящей воле Отца и приносит Ему благодарение за эту экзистенциальную возможность, осуществленную Христом.

"Сие творите в Мое воспоминание", - сказал Христос, разделяя между учениками хлеб и вино во время Тайной Вечери (Лк.22,19).

"Воспоминание" означает в Библии не просто ссылку или указание на минувшие события, но переживание и возобновление непосредственных отношений, то есть событие жизни. Евхаристическое причащение хлебом и вином является восстановлением и обновлением связи между тварным и иетварным, осуществляемым посредством "плоти и крови" Христовых. Хлеб и вино Евхаристии - не нейтральные предметы, предназначенные утолять голод и жажду и обеспечивать индивидуальное выживание человека в мире, но творение Божие, благодаря которому мы входим в жизненосную связь с Отцом. Тварь соединяется с жизнью Творца, через Тело и Кровь Христа, как утверждает Он Сам: "Примите, ядите: сие есть Тело Мое… Сия есть Кровь Моя нового завета, за многих изливаемая" (Мк.14,22;24).

Обновление жизни

Церковь есть Трапеза, акт вкушения пищи и питья: Еда и питье составляют основу человеческого существования, тот способ, каким человек приобщается к жизни. Этим же способом совершается искажение жизни и введение в мир смерти - через вкушение плода "от древа познания добра и зла". Первый человек отделил процесс питания, обусловливающий возможность жизни, от единения с Богом; он вкусил от запретного плода из эгоистической прихоти, чтобы утвердить свою самость, и предпочел реализовать жизнь не как отношение и общение, но как индивидуальное выживание, как экзистенциальную автономию.

В Евхаристической трапезе Церковь подходит к проблеме жизни прямо противоположным образом, нежели тот, что избрали первые люди. Для Церкви вкушение пищи - не способ продлить земное существование, но возможность реализовать жизнь как приношение Богу и общение с Ним. Это изменение образа бытия происходит не в результате простого следования этическим предписаниям - заповедям, не вследствие эмоционального возбуждения или мистического опыта, но благодаря акту вкушения пищи, преобразованного во взаимный обмен жизнью, совершающийся в любви, в отказе от мятежной экзистенциальной автономии. Наше участие в Евхаристической трапезе есть общение с нашими братьями и с Богом: мы разделяем общую жизнь и выражаем готовность реализовать ее как любящие и любимые существа. Вот почему в церковной Евхаристии открывается образ тринитарного бытия, образ "истинной жизни", Царства Божия.

Именно потому, что осуществление и проявление Царства Божия в Евхаристии не сводится ни к нравственному, ни к мистическому аспектам, оно недоступно естественному восприятию. Царство Божие есть дар, обновление жизни и ее возможностей; дар, который мы получаем через общение "во плоти и крови" Христовых, в подлинном единстве тварного и нетварного. Само наше существование, наша личностная инаковость - не самосущие величины, но также дар; и обретаем мы его, как и дар вечной жизни, через изменение образа бытия. Бог, Дух Святой - вот животворящая нас сила и начало всякой жизни; это Он дарует нам бытие и ипостазирует нашу личность как экзистенциальный ответ на призыв Его "безумной" любви. Он же обновляет и нашу тварную природу, воздвигнув "нового человека", соединив Божество и человечество "во плоти" Христа. [...]

Евхаристия есть трапеза, вкушение пищи и пития. Однако для того, чтобы акт приема пищи стал средством приобщения к жизни, а не просто обеспечивал эфемерное выживание, необходимо действие Святого Духа, преображение тленной пищи в пищу нетленную, в возможность вечной жизни, во "врачевство бессмертия".

Во время каждого Евхаристического собрания Церковь, обращаясь к Богу Отцу, призывает Святого Духа для совершения этого экзистенциального изменения: "Ниспошли Духа Твоего Святого на нас и на эти предлежащие дары, и сотвори этот хлеб - пречистым Телом Христа Твоего, а вино в этой чаше - пречистой Кровью Христа Твоего, преобразив их Духом Твоим Святым". Община, собравшаяся вокруг святых даров, скрепляет этот призыв (по-гречески эпиклесис) утвердительным восклицанием: "Аминь!" Это короткое слово, которым человеческая свобода говорит "да" Божественной любви, выражает в литургии коллективное признание Нового Завета с Богом, всецелую ему приверженность и благословение, получаемое от Господа. Утверждение Евхаристической общиной призывания Святого Духа совершается "во Христе", Который есть "Аминь, свидетель верный и истинный" (Откр.3,14): "Ибо все обетования Божии в Нем "да" и в Нем "аминь", - в славу Божию, чрез нас" (2Кор.1,20). Мы просим Отца о ниспослании Святого Духа, произнося "аминь". "Аминь" же - Сам Христос, само совершенное послушание животворящей воле Божией.

Экзистенциальное изменение, совершающееся при сошествии Святого Духа во время Евхаристии, не касается исключительно объектов или же отдельных людей, но затрагивает взаимосвязь между людьми и предметами - ту связь, посредством которой человек приходит к Богу и вручает Ему все творение; которая претворяет бытие как людей, так и вещей в евхаристическое приобщение Богу, в сопричастность полноте троичной жизни. Мы призываем Святого Духа "на нас и на предлежащие здесь дары" именно для того, чтобы свершилось преображение жизни, чтобы жизнь обрела нетленность, чтобы и сами дары, и всякий причастившийся им человек претворились в новую тварь, неподвластную смерти, - претворились в Тело Христово.

Животворящее сошествие Духа преображает не природу людей и вещей, но образ существования природы. Человек остается существом тварным, как и дарованные ему хлеб и вино. Но это тварное естество призвано к бытию и удостоено образа бытия, при котором источником жизни оказывается возвращение к Богу и самоотдача в руки Божественной любви, а не эфемерные свойства тленной природы. Жизнь основана на единении с Богом - единении тварной плоти, тела и крови Христовых, с нетварным Словом Божиим. Человечество Христа не было кажущимся, ограниченным лишь областью чувств и моральных норм, но образом своего бытия во всем уподобилось плоти человеческой. Следовательно, в акте Евхаристии человек посвящает Богу не просто свои чувства или нравственные поступки, но способ осуществления самой жизни - пищу, поддерживающую существование людей. Совершая литургическое приношение Богу хлеба и вина, этих символов жизни, человек тем самым отказывается от претензий на них как на свою собственность, признавая их даром Божественной любви: "Твое, от Тебя полученное, Тебе приносим". В ответ на это приношение Святой Дух претворяет образ бытия как выживания в образ бытия как нетленной жизни. Итак, пища человека, хлеб и вино, предстают в Евхаристии как возможность вечной жизни, то есть единства тварного и нетварного, жизненного воссоединения твари с космической плотью Бога-Слова, с Телом и Кровью Христовыми. В церковной Евхаристии происходит, то же, что и при "сошествии" Святого Духа на Богородицу, что ждет и весь тварный мир по "устроении полноты времен, когда все небесное и земное соединится под главою Христом" (Еф.1,10): тварь становится сопричастной нетварному, хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Христа; собрание Церкви являет собою Царство Божие.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:21 am

Из книги "Вера Церкви"

 V.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (из книги «Моя жизнь во Христе»):

«Что удивительно, что тебе предлагают в пищу и питие Тело и Кровь Свою Господь?

Кто дал тебе в пищу плоть, созданных Им животных, Тот дал, наконец, в пищу и питание и Самого Себя. Кто питал тебя сосцами матери, Тот, наконец, Сам взялся питать тебя Своею Плотию и Кровью, чтобы, подобно тому как с молоком материнским ты всосал в себя известные свойства матери, дух ей, так с Телом и Кровью Христа Спасителя всосал бы в себя Его дух и жизнь.

Или, как прежде в младенчестве ты питался матерью и жил ею, её молоком, так и теперь, выросши и ставши греховным человеком, ты питаешься Кровью своего Жизнодавца, дабы чрез то был жив и возрастал духовно в человека Божия, святого; короче: чтобы как тогда ты был сыном матери, так теперь был бы чадом Божиим, воспитанным, вскормленным Его Плотию И кровию, паче же Духом Его – Плоть и Кровь Его дух суть и живот суть, - и соделался наследником Царства Небесного, для которого ты и сотворен, для которого и живешь».

 

VI.

Священник Константин Пархоменко:

Почему Спаситель сказал: «...Сие есть Тело Мое... Сие есть Кровь Моя...»? В каком смысле Тело и Кровь? В символическом? В том смысле, что Кровь — символ установления Нового Завета, а преломляемый хлеб — символ страдающего, ломаемого мучителями Тела Богочеловека?

Не только. Если бы это было так, Церковь никогда не говорила бы, что мы причащаемся Истинного, подлинного Тела и Крови. Мы бы, как баптисты, свидетельствовали лишь о вспоминании Христа и Его Жертвы, но не о подлинном единении со Христом.

Значит, Евхаристия — нечто большее. Значит, Спаситель в Таинстве Своем заключил больший смысл, чем тот, до которого мы дошли. Об этом — в настоящей беседе.

Любая трапеза — это питание человека, благодаря вкушению пищи человек живет. Сотворив мир и насадив растения (пшеницу — хлеб, виноград — вино), Бог дает их в пищу человеку (Быт. 1:29). Пища — жизнь. «Но смысл, сущность, радость этой жизни не в пище, а в Боге, в общении с Ним» (протопресв. А. Шмеман). И вот от Бога, от подлинной жизни человек отпал, а через человека от Бога отпала и пища, т. е. весь тварный мир. После грехопадения Пища не помогает человеку восходить к Богу: пища — к смерти, к распаду. Где же та пища, которая вернет человека к Богу? Где та пища, которая насытит навсегда, после которой не будет через некоторое время пусто в желудке? Это Иисус Христос: «Иисус же сказал им: Я есмь хлеб жизни; приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда».

Много раз в Ветхом Завете Бог давал пищу умирающим от голода людям. Это и манна, и перепела, чудесно данные Богом народу после бегства из египетского плена, во время странствования народа по пустыне. Все это до времени, ко всему этому не надо прилепляться... Это лишь прообразует истинную пищу и истинное питие, которые явятся в грядущие мессианские, эсхатологические времена.

И эти времена наступают. Прообразы и чаяния исполняются во Иисусе Христе. Он есть «хлеб жизни», сначала словом Своим провозглашающий вечную жизнь для верующих в Него (Ин. 6:26–51а), а затем — своими Плотию и Кровью, данными в пищу и питие (Ин. 6: 51б–58).

Свои слова о Евхаристии Спаситель произносит после чудесного насыщения народа в пустыне (Ин. 6:1–15), тем самым противопоставляя Хлеб Небесный хлебу физическому, тленному (Ин. 6:27).

Толкователи отмечают, что, упоминая об Исходе (из египетского плена), Христос ставит Свои деяния в ряд с этими священными для всякого израильтянина событиями. С одной стороны, Он как бы провозглашает новый Исход (переход к новой жизни, к новой реальности), с другой — Он намекает на мессианский пир, на трапезу, ожидаемую евреями, которая, по учению пророков, наступит, когда сойдет на землю Господь.

И далее, поясняя, что есть на самом деле эти истинные пища и питие, Христос говорит, что это Тело Его и Его Кровь — Он Сам. Он не символизирует хлеб и вино: это есть подобие, образ Тела и Крови Моих. Он сообщает Евхаристическим хлебу и вину новый смысл: «Сие есть Тело Мое...»

Христос умер и Воскрес. Его смерть ведет в истинную Жизнь, которой нет конца (Рим. 6: 9 сл.). Воскресший Христос теперь вечно восседает одесную Бога Отца, «приобретя нам вечное искупление» (Евр. 9:12), «будучи всегда жив, чтобы ходатайствовать за нас» (Евр. 7:25).

Вот ключ к пониманию природы христианской Евхаристии. Евхаристия является удивительным фактом: это звено, соединяющее наш, обычный, мир, подверженный законам тления и Смерти, с вечно живым Первосвященником, находящимся в Тайне Пресвятой Троицы. Евхаристия — это мост, перекинутый между миром обычным, тварным (вещество хлеба и вина) и миром Божественным — прославленной плотью Воскресшего Христа. Важно помнить, что мы причащаемся не Тела Христова в Его земном бытийствовании, того Тела Богочеловека, принявшего на Себя образ раба, которое несло Божественность скрытно, как то, что лишь изредка на миг проявляло себя (например, в момент Преображения). Мы причащаемся и не мертвого Тела, лежавшего во Гробе но нового, преображенного, воскресшего, прославленного Тела! Мы причащаемся Тела и Крови, перешедших в новую — прославленную — категорию бытия. Мы причащаемся духоносного Тела Христова «не дематериализованного, но полностью оживотворенного энергиями Духа» (Оливье Клеман).

Еще правильнее сказать, что мы причащаемся Тела, прошедшего путем к Небу, к обожению. Это же Тело лежало в яслях, и ему поклонялись волхвы, это Тело было прободено копьем, умерло и было положено во Гробе. И это же Тело воскресло и вознеслось к Отцу. Его мы и причащаемся.

Причащаться Христа — значит подключаться к Божественной жизни, единственно подлинной вечной жизни, не причащаться — находиться в измерении падшего, преходящего, истлевающего мира. «Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин. 6:53). И «ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем» (56 ст.).

«Что же это за средство [ведущее к вечной жизни]? Не что иное, как это славное Тело, явившее себя сильнейшим, нежели смерть, и ставшее для нас источником жизни. Как малое количество закваски смешивается со всем тестом, так и возведенное Богом к бессмертию Тело, войдя в наше тело, изменяет его и всецело претворяет в Свою собственную Сущность» (св. Григорий Нисский).

Выше указывалось, что Спаситель приурочил совершение Вечери к пасхальному ужину. Смысл пасхальной трапезы — исход из плена к свободе. Но данный переход, ветхозаветная Пасха — лишь образ, тень грядущей мессианской Пасхи — перехода к новой жизни с Богом.

Спаситель Своим шествием на Голгофу, на смерть совершает истинную Пасху — переход к жизни (обретаемой через Воскресение), к новому прославленному существованию. И всех верующих Христос приобщает к этой Пасхе, к новому образу существования. Даруемые Им в Евхаристии Тело и Кровь не образ, не символ новой реальности, они — сама реальность эсхатологического мира, в котором живет Христос. Евхаристия дает человеку, полностью погруженному в наш, физический мир, приобщиться иной, небесной реальности, войти в живой контакт, единство с прославленным воскресшим Телом Господа Иисуса Христа, Телом, сейчас находящимся в Тайне Святой Троицы. Когда ученики, слышавшие проповедь Спасителя о причастии Его Телу и Крови, смутились от слышанного, Иисус, «зная Сам в Себе, что ученики Его ропщут... сказал им: …Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде?» (Ин. 6: 61-62). Туда... Он там, но и здесь, под видом вина и хлеба.

Что же происходит в Тайне Евхаристии, когда человек принимает в себя Истинное Тело и Истинную Кровь пострадавшего за нас, умершего, воскресшего и прославившегося Господа Иисуса Христа?

Современный подвижник архимандрит Софроний (Сахаров), ученик преп. Силуана Афонского, пишет, что через соединение в любви с Божественной Ипостасью (Личностью) Единородного Сына мы становимся подобными Ему, получаем возможность реализовать свою образность и подобие Ему и «усыновляемся Отцом Небесным на бесконечные веки».

На кресте в последний момент Христос воскликнул: «Совершилось». Недоведомы нам глубины мысли Господа, но мы знаем, что тогда произошел великий сдвиг во всем космическом бытии. Сие «Совершилось» относится к предвечному Совету в недрах Святой Троицы, о чем отчасти говорится и в данном нам Откровении. Для нас еще не вполне совершилось то, чего мы ждем в надежде от Бога. Мы продолжаем в тревоге видеть «нынешние небеса и землю, как содержимые творческим словом Божиим, как сберегаемые на день Страшного суда и погибели нечестивых человеков...» (архим. Софроний (Сахаров)).

Для нас этот мир еще идет к концу истории, грядет антихрист, впереди Суд и испепеление сатаны и греха, когда «смерть и ад повержены в озеро огненное» (Откр. 20:14). Для нас это впереди, но Божественная литургия, Евхаристия, приобщая нас к блаженной вечности, Царству Небесному, уже все эти события содержит в себе, как бы прошедшие. Именно поэтому за Литургией, молясь, священник от лица верующих произносит таинственные, но прекрасные слова: «Поминающе убо спасительную сию заповедь, и вся яже о нас бывшая: крест, гроб, тридневное Воскресение, на небеса восхождение, одесную седение, второе и славное паки пришествие...»

Что мы можем поминать на самом деле, о чем мы знаем? Крест? — да. Гроб, тридневное Воскресение, восшествие Спасителя на Небо, седение одесную Отца? — это прошло перед глазами тех, кому мы доверяем, можно сказать, что в опыте веры и мы этому свидетели. Но можем ли мы сказать, что мы поминаем как бы прошедшее «второе и славное паки пришествие» Христово? Литургия, которая наш нынешний мир соединяет с вечностью, с Царством Небесным, говорит, что так сказать можно.

Литургия уничтожает наше время. Вернее сказать, что она его преображает. Как преображена, одуховлена воскресшая природа Христа, так и наше время в Евхаристии становится иным.

В момент Евхаристии мы соучастники Тайной Вечери, на которой было установлено Таинство, мы собеседники апостолам («Вечери Твоея Тайныя днесь (т. е. сегодня), причастника мя приими») и одновременно мы свидетели Царства Небесного, наступившего после второго Пришествия Христова. Литургия позволяет нам приобщиться иного, уже неземного, порядка вещей, стать причастниками Божественного течения времени и Божественной жизни. «Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем, как и Я победил и сел со Отцом Моим на Престоле Его» (Откр. 3:21).

Так вот это совершилось. Евхаристия есть созерцание Бога, причастие Богу, вхождение в общение с Богом — через единение со Христом, Его Телом и Кровью.

И еще об одном аспекте Евхаристического богословия необходимо упомянуть. «Как этот преломляемый хлеб, некогда рассеянный по склонам, был собран, чтобы составить одно, так и Церковь Твоя собирается в Царстве Твоем со всех концов земли», — пишет автор сборника Дидахе во втором столетии по Рождестве Христовом.

«Когда Господь назвал Своим Телом хлеб, состоящий из множества собранных вместе зерен, Он указал тем самым на единство нашего народа. Когда Он назвал Своей Кровью вино, выжатое из множества гроздей и виноградин и составившее единое питье, Он указал на то, что наше стадо состоит из множества собранных воедино овец», — пишет сто лет спустя африканский епископ св. Киприан Карфагенский.

И еще через столетие: «Мужчины, женщины, дети, глубоко разделенные в отношении племени, народности, языка, общественного положения, рода деятельности, учености, достоинства, состояния... — все они претворены Церковью в Духе. Всем им в равной степени Церковь сообщает Божественную форму. Все получают единую природу, неспособную к разделению, — природу, которая позволяет более не считаться с многочисленными и глубокими различиями между людьми» (св. Иоанн Златоуст).

Итак, Евхаристия неким таинственным образом объединяет людей. Объединяет таким образом, что каждый получает в Церкви свое место, каждый выполняет свое служение. И если размышлять о том, чему можно уподобить обретаемое в Церкви единство людей, на ум приходит... — тело, обычное тело, в котором каждый из членов драгоценен, каждый находится на своем месте... И Священное Писание, и Священное Предание единодушно свидетельствуют, что через Евхаристию мы соединяемся во Христе в единое тело, и тело это — Тело Христово. «Через Евхаристию община интегрирована в Тело Христово» (О. Клеман), через Литургию мы все становимся через Христа и во Христе едины.

И это богословское утверждение — не порождение поздних веков, это самое первоначальное утверждение древней Церкви. Ап. Павел, который настаивал, что передает ученикам то, что принял «от Самого Господа» (1 Кор. 11:23), постоянно возвращается к теме, что Церковь — это Тело Христово. И мы, верующие, составляем это Тело.

Определение Церкви как Тела Христова важно и в том отношении, что оно дает представление о характере внутренней жизни Церкви. Подобно обычному телу с его ростом, питанием, обменом веществ, то же происходит и с Церковью как Телом Христовым: как обыкновенное тело растет, увеличивается, так и Тело Христово созидается (Еф. 4:12), творит возращение (Еф. 4:16). Как в теле каждый член имеет свое особое назначение, служа целому, так и Тело Церкви составляется и совокупляется при действии в меру каждого члена (Еф. 4:16). Как в теле нет распри, а все члены образуют единое целое, здоровый действующий организм, так и в Церкви Христовой мы все примирились в едином Теле (Еф. 2:16), образуем единое Тело, одушевляемое единым Духом (Еф. 4:4). Как в теле есть свои связи, своя система питания, так существуют они и в Церкви Христовой (Еф. 4:16; ср. Кол. 2:19). Как писал замечательный мыслитель начала ХХ века профессор С.-Петербургской Духовной Академии Н. Н. Глубоковский:
«Все христиане объединяются в Господе и в Нем связуются до неразрывности... В этом смысле они образуют не внешний союз, а составляют единое целое, где в разных положениях частных членов обнаруживается общая функционирующая стихия благодати Христовой». Церковь — это единство, превышающее все привычное для нашего опыта. Это единство не просто по семейным, клановым, социальным узам; это единство вышеестественное; единство Живого организма. Вот почему ап. Павел так часто использовал метафору: Христос живет в вас, Христос живет во мне (ср. Кол. 1:27; Гал. 2:20). Как подметил о. П. Флоренский, «раз «привитые к Церкви», верующие не являются чем-то внешним для нее. Они в подлинном смысле ассимилируются Телом Христовым, делаясь его членами». Это единство и сродство Христа с верующими настолько тесное и реальное, что страдания Христа должны быть страданиями Церкви, и страдания Церкви и ее членов (даже самого малого) есть страдания Христа... «Пребудьте во Мне, и Я в вас» (Ин. 15:4) — девиз этой новозаветной, даруемой нам по безмерной любви Божией реальности.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:21 am

Многократно мы убеждаемся, что и радости, и горести у Церкви и у Христа едины. «Вы слышали, — обращается апостол Павел к христианам Галии, — что я жестоко гнал Церковь Божию и опустошал ее» (Гал. 1:13). И Спаситель, явившись Павлу, не спросил его: «Почему ты гонишь Моих последователей или Моих учеников?..» Христос спросил: «Савл, Савл, за что ты гонишь Меня...» Вслушайтесь! За что ты гонишь Меня, Меня Самого? Спаситель отождествляет Себя с христианами. Гонение на Его учеников — гонение на Самого Христа. Еще более отчетливо это и лаконично в Евангелии от Матфея, когда Спаситель говорит апостолам: «Принимающий вас принимает Меня...» (Мф. 10:40). В том же Евангелии дан другой прекрасный пример, в котором Сам Господь отождествляет Себя с верующими (членами Тела-Церкви):
«Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе? И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе? Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне. И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25: 31—46).

Итак, Новый Завет свидетельствует, что Церковь — это не просто община людей, собранная силой Духа Святого, укрепляемая и животворимая благодатью Таинств. Церковь — это сплав людей в единый организм — в Тело Христово; местом, в котором верующие обретают это единство, является Евхаристия. В Нем, во Христе, мы не только входим в общение с Богом, включаемся в Божественную жизнь, но и соединяемся друг с другом.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:22 am

Причащение больных
 
Это последование есть особый вид преподавания Таинства Евхаристии людям, по причине тяжелой болезни не могущим быть в храме при совершении Таинства на полной литургии и участвовать в принятии его. В таком случае уже древняя Церковь, снисходя немощи больного и смотря на Таинство как на лучшее и вернейшее врачевство души и тела, посылала верным Святые Дары на дом. Так же поступает Церковь и теперь.

По обычаю Православной Церкви, Святые Дары для больных приготовляются в Великий Четверток, но они могут быть приготовлены и во всякое другое время на полной литургии. Для этой цели приготовляется второй агнец, а в тех храмах, где литургия совершается ежедневно, отлагается только часть литургийного же агнца. Целый агнец или часть агнца приготовляется для преподания больным так же, как и для литургии Преждеосвященных Даров, по указанию учительного известия.

Самое последование причащения больных имеет такой порядок Священник берет часть Святых Таин, влагает ее в потир и вливает вина столько, сколько удобно может принять больной. После обычного начала читаются: «Приидите, поклонимся» трижды, Символ веры и молитвы ко Святому Причащению. Затем приготовленный таким образом больной исповедуется и получает разрешение от грехов, если он не был исповедан, а в противном случае прямо причащается. По причащении читаются: Ныне отпущаеши«, Трисвятое, «Отче наш», тропарь дня, Богородичен и бывает отпуст настоящего дня.

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Администратор
Администратор
avatar

Сколько лет вы практикуете : Достаточно)))Чтобы понимать,когда мне пытаются вешать лапшу на уши
Сообщения : 60721
Дата регистрации : 2012-09-14

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вт Ноя 18, 2014 10:23 am

Таинство Причащения
 
Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни.
Ин. 6:53. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь во Мне пребывает, и Я в нем. Ин. 6: 56

Этими словами Господь указал на совершенную необходимость для всех христиан участия, в Таинстве Евхаристии. Самое Таинство было установлено Господом на Тайной Вечери. «Иисус взял хлеб и, благословив, преломил и, раздавая ученикам, сказал: приимите, ядите: сие есть Тело Мое. И, взяв чашу и благодарив, подал им и сказал: пейте из нее все, ибо сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая во оставление грехов» (Мф. 26, 26-28). Как учит Святая Церковь, христианин, принимая Святое Причастие, таинственно соединяется со Христом, ибо в каждой частице раздробленного Агнца содержится весь Христос. Неизмеримо значение Таинства Евхаристии, постижение которого превосходит наш разум. Оно зажигает в нас Христову любовь, возносит к Богу сердце, зарождает в нем добродетели, сдерживает нападение на нас темной силы, дарует силу против искушений, оживляет душу и тело, исцеляет их, дает им силу, взращивает добродетели — восстанавливает в нас ту чистоту души, которая была у первородного Адама до грехопадения.

В размышлениях о Божественной литургии святителя Серафима Звездинского есть описание видения одного старца-подвижника, ярко характеризующее значение для христианина причащения Святых Таин. Подвижник видел «огненное море, волны которого вздымались и бурлили, представляя из себя страшное зрелище. На противоположном берегу стоял прекрасный сад. Оттуда доносилось пение птиц, неслось благоухание цветов. Подвижник слышит голос „Перейди через это море!“ Но перейти не было возможности. Долго стоял он в раздумье, как перейти, и слышит снова голос „Возьми два крыла, которые дала Божественная Евхаристия: одно крыло — Божественная Плоть Христова, второе крыло- Животворящая Кровь Его. Без них, как ни велик был бы подвиг, достигнуть Царствия Небесного нельзя“». Старец Парфений Киевский однажды в благоговейном чувстве пламенной любви к Господу долго повторял в себе молитву: «Господи Иисусе, живи во мне и мне дай в Тебе жити», — и услышал тихий, сладкий голос «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пребывает и Аз в нем» (Ин. 6, 56).

В некоторых духовных болезнях Таинство Причащения является наиболее действительным врачевством: так, например, при нападении на человека так называемых «хульных мыслей» духовные отцы предлагают бороться с ними частым приобщением Святых Таин.

Праведный Иоанн Кронштадтский пишет о значении Таинства Евхаристии при борьбе с сильными искушениями: «Если почувствуешь тяжесть борьбы и увидишь, что тебе не справиться одному со злом, беги к духовному отцу своему и проси его приобщить тебя Святых Таин. Это великое и всесильное оружие в борьбе». Для одного душевнобольного отец Иоанн рекомендовал как средство излечения пожить дома и почаще приобщаться Святых Таин.

По обычаю Церкви, Таинства Покаяния (исповедь) и Причащения следуют непосредственно одно за другим. Преподобный Серафим говорит, что возрождение души совершается через два Таинства: «через покаяние и совершенное очищение от всякой скверны греховной Пречистыми и Животворящими Таинами Тела и Крови Христовых».

Недостаточно одного покаяния для сохранения чистоты нашего сердца и укрепления нашего духа в благочестии и добродетелях. Господь сказал: «Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел; и, придя, находит его выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там,- и бывает для человека того последнее хуже первого» (Лк. 11, 24 — 26).

Итак, если покаяние очищает нас от скверны нашей души, то причастие Тела и Крови Господних напояет нас благодатью и преграждает возвращение в нашу душу лукавого духа, изгнанного покаянием. Вместе с тем, как бы ни было для нас необходимо причастие Тела и Крови Христовых, оно не может иметь места, если не предшествует ему покаяние. Апостол Павел пишет: «…кто будет есть хлеб сей и пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает» (1 Кор. 11, 27 — 30). Как мы видим из слов апостола Павла, Таинство Причащения будет действенно лишь при надлежащем приготовлении к нему, при предшествующей самопроверке и покаянии в грехах. И если последнего не было, то человек обрекается на немощь, болезни и даже смерть.

Что могло бы служить для нас показателем того, что мы подготовились к Таинству Причащения надлежащим образом? Приводим мнение по этому поводу преподобного Симеона Нового Богослова: «Однажды, когда читались богодухновенные слова святого отца нашего Симеона Студийского: «Брат, никогда не причащайся без слез…» — то слушатели, слыша это, — а их тут было много не только мирян, но и монахов из известных и славных по добродетели, — удивились этому слову и, посмотревши друг на друга, улыбаясь, сказали единодушно, как бы в один голос «Стало быть, мы никогда не будем причащаться, но должны остаться все без причастия…». Далее преподобный Симеон разбирает черты жизни деятельной, полной трудов покаяния, что проходящие такую жизнь получают нежное, чувствительное сердце и умиление, и у них слезы всегда будут сопровождать причащение. Те же, кто проводит жизнь в самоуслаждении, которые ленивы, нерадивы, не каются и не смиряют себя, те постоянно остаются с черствым, жестоким сердцем и не будут знать, что такое слезы при причащении.

Как пишет архиепископ Арсений (Чудовской), «великое дело принимать Святые Таины и велики от этого плоды: обновление нашего сердца Духом Святым, блаженное настроение духа. И сколь велико это дело, столь тщательной оно требует от нас и подготовки. А потому хочешь от Святого Причащения получать благодать Божию — старайся всемерно об исправлении своего сердца». Однако здесь следует помнить и слова святителя Феофана Затворника: «Действие Таинств не всегда отражается в чувстве, а действует и сокровенно».

_________________
Коли кто дал, то трижды ему вернется, а коли кто взял, то трижды с него взыщется.  
Кто клевету сказал, тот на себя свое зло и забрал!
Гадости о других говорит тот, кому заняться не чем!
Настоящий Мастер - служит Силам, а не тратит время на перемывание костей другим. 



Я НЕ ОКАЗЫВАЮ УСЛУГ ПО ПРИЕМУ ЛЮДЕЙ. ТОЛЬКО ДИАГНОСТИКА.
Страница в контакте
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]
Вернуться к началу Перейти вниз
http://www.salonmagii.com
Vis Deorum
Администратор
avatar

Сообщения : 2824
Дата регистрации : 2013-12-21

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вс Ноя 23, 2014 7:29 am

ПАМЯТКА ЖЕЛАЮЩЕМУ ПРИЧАСТИТЬСЯ СВЯТЫХ ТАИН

Таинство Причащения (Евхаристия) – главнейшее из христианских Таинств, в котором верующий, под видом хлеба и вина, принимает (вкушает) самое Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и через это таинственно соединяется с Богом и делается причастником вечной жизни.

Подготовка к Причащению

Перед тем, как придти в церковь на Таинство Причащения, необходимо тщательным образом подготовиться к нему, хорошо осознавая величие этого Божественного Таинства. Иначе можно причаститься недостойно, в осуждение себе: «Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем» (1 Кор. 11:27-29).

Необходимо, чтобы у нас, приступающих к Причастию, была искренняя вера во Христа и понимание смысла Таинства. Должно иметь благоговение перед Жертвой Спасителя и осознание своего недостоинства принять сей великий Дар (мы принимаем его не как заслуженную награду, но как явление милости любящего нас Отца Небесного).

Должно обязательно иметь мир в душе: нужно в сердце искренне простить всех, так или иначе нас опечаливших, огорчивших, обидевших, а также примириться и с теми, кого мы сами обидели.

Желающий причаститься Святых Христовых Тайн должен молитвенно подготовить себя к этому: больше и усерднее молиться дома, посещать церковные богослужения. Накануне Причастия необходимо быть на вечернем Богослужении.

Накануне Причастия нужно прочитать «Последование ко Святому Причащению» (оно находится в Православном молитвослове). Молитвы этого Последования дают человеку возможность настроиться на соответствующий лад, дают ему понять, в чем, собственно, заключается смысл Причастия. Эти молитвы очень глубоки и содержательны. И чтение их никогда не должно превращаться в формальность, рутину.


Существует, кроме того, благочестивая традиция (но не обязанность) чтения трёх канонов перед принятием Святых Христовых Таин:

- канона покаянного ко Господу нашему Иисусу Христу;

- канона молебного ко Пресвятой Богородице;

- канона Ангелу - хранителю.

Если человек хочет читать каноны, и у него есть для этого время, то ничего, кроме пользы, такое чтение принести не может.

Бывает так, что у нас не хватает времени и сил, чтобы прочитать все подготовительные молитвы. Не следует думать, что в таком случае мы автоматически лишаемся права на Причастие. Мы можем прочитать всего две-три молитвы ко Святому Причащению, но если мы прочитали их с верой, с вниманием и от сердца – это уже хорошо.

Перед Причастием положено соблюдать пост (минимум три дня). Во время поста употребляются в пищу только продукты растительного происхождения. Если по каким-либо уважительным причинам человек не может поститься как положено (состояние здоровья, беременность, нахождение в пути, тяжелый труд и др.),  это не будет являться препятствием к Причастию. Пост, кроме ограничений в пище, также обязательно состоит в том, чтобы  беречь себя от злобы, осуждения и непотребных мыслей и разговоров, отказаться от мирских развлечений и удовольствий. Супругам необходимо воздерживаться от телесного общения.

Накануне Причастия с 12 часов ночи начинается строгий пост – полное воздержание от питья и еды. Утром, отправляясь в храм на Причастие, не разрешается что-либо есть и пить; страдающие табакозависимостью также должны воздержаться от своей страсти.

Желающий причаститься должен предварительно исповедоваться в своих грехах перед священником в Таинстве Покаяния (лучше всего накануне вечером, на вечернем Богослужении; в крайнем случае – утром, в самый день Причащения). Мы не должны приступать к Святой Чаше, не очистив свою душу от грехов и не примирившись с Богом через Таинство Покаяния. Без Исповеди никто не может быть допущен к Святому Причащению, кроме детей до 7 лет и случаев смертельной опасности.

Детям до 7 лет специальная подготовка к Причащению (пост и Исповедь) не требуется. Но, начиная с возраста примерно 5 лет, полезно приучать детей причащаться натощак.

Во время Причащения

Причащение совершается в конце Литургии.

Во время выноса Святых Даров из алтаря надо сделать земной поклон, затем сложить руки крестообразно на груди, правую руку поверх левой, и с таким сложением рук причащаться; отходить от Чаши нужно, не разнимая рук.

Подходить к Чаше надо с правой стороны храма, а левую оставлять свободной.

Первыми причащаются служители алтаря, затем монахи, дети и только потом все остальные. Нужно подходить к Чаше постепенно, уступать ближним дорогу, ни в коем случае не толкаться.

Женщинам перед Причастием нужно стереть губную помаду.

У Чаши креститься запрещено! Поднимая руку для крестного знамения, можно случайно толкнуть священника и разлить Святые Дары.

Нельзя трогать Чашу руками и целовать руку священника.

Если Святые Дары преподают из нескольких Чаш, принимать Их можно только из одной. Причаститься дважды в день – страшный грех.

Подойдя к Чаше, громко и отчетливо назвать свое имя. Затем широко открыть уста (рот) и принять Святые Дары, разжевать (если это необходимо) и немедленно проглотить, а нижний край Чаши поцеловать как ребро Христово. После этого отойти к тому месту в храме, где раздают причастникам «запивку» — частички просфор и вино, разведенное горячей водой.

Когда причащается младенец, его нужно положить на правую руку (как при кормлении грудью), лицом вверх и в таком положении причащать.

После Причащения

Придя домой, следует прежде всего возблагодарить Господа за Его величайшую милость, прочитав благодарственные молитвы по Святом Причащении.

В день Причастия не принято вставать на колени, за исключением поклонов перед Плащаницей Христовой в Великую Субботу и коленопреклонных молитв в день Святой Троицы.

После Св. Причастия нужно быть в трезвении, воздержании и немногословии. Не плевать в этот день. В ночь после Причастия следует воздержаться от супружеских отношений. Время после Причащения лучше всего посвятить чтению духовной литературы и делам помощи ближним.







[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

Страница в Контакте

Группа в Контакте. Тайны Магии
Вернуться к началу Перейти вниз
https://vk.com/id_vis
Vis Deorum
Администратор
avatar

Сообщения : 2824
Дата регистрации : 2013-12-21

СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   Вс Ноя 23, 2014 7:34 am

Трёхдневный пост перед Причастием – следствие 
духовного упадка


Существуют разные меры говения перед Причастием, единого правила, которое было бы установлено для всех, не существует. 
Практика трёх-семидневного поста перед Причастием возникла в 18-19 веках, в период евхаристического охлаждения, когда люди причащались раз-два в год, соответственно они и постились около недели.
 
Правила трехдневного поста перед причастием не существует – митрополит Иларион
Единого для всех правила поста перед причастием не существует, оно устанавливается индивидуально, заявил глава синодального Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) митрополит Волоколамский Иларион. 

«Правила трехдневного поста перед причастием, которое бы предписывалось церковными канонами или уставом, просто не существует», – заявил владыка, отвечая на вопросы слушателей лекции, которую он прочитал в Центральном доме журналиста в Москве. По его мнению, сегодня, если живущий полноценной церковной жизнью человек желает часто причащаться, особенно если он исполняет установленные Церковью посты, «нет необходимости налагать на него какие-то дополнительные посты сверх установленных церковным уставом и календарем». Но эти вопросы в конечном итоге каждый должен решать со своим духовником, подчеркнул иерарх.

Что касается практики наложения епитимьи, когда, например, верующего отлучают от причастия, то это, по его словам, целесообразно и правомерно, если священник уверен, что такое наказание «принесет плод, поможет человеку осознать свою греховность и, в конечном итоге, приблизит кающегося к Богу, а не отдалит от Него». 

«К сожалению, в наше время отказ от причастия Святых Христовых Таин часто означает, что человек просто оказывается перед необходимостью отойти от глубокой религиозной жизни. Поэтому в данном вопросе необходим индивидуальный подход, и каждый духовник должен принимать очень взвешенное и точное решение», – подчеркнул митрополит Иларион, слова которого приводит сайт ОВЦС. Он указал на то, что евхаристия есть «самое большое чудо, которое может совершаться в жизни человека и в жизни Церкви, причем для участия в этом чуде не надо ехать на Святую Землю, покупать билеты, снаряжать самолеты, не надо отправляться в долгое паломничество – достаточно лишь дойти до ближайшего храма». 

Владыка с сожалением констатировал, что сегодня в церковной среде есть увлечение чудесами, «а то чудо, которое совершается в каждом храме, на каждом алтаре всякий раз, когда совершается Божественная евхаристия, часто остается незамеченным и воспринимается как что-то обычное и рутинное, как и те изменения, которые совершаются с очень многими людьми, – их духовное преображение». 

Митрополит Иларион также указал на важность исповеди перед причастием – практики, которая имеет место не во всех поместных Церквях.

«Для чего важна исповедь? Она нужна не только для того, чтобы человек был допущен к причащению Святых Христовых Таин, но и для того, чтобы кающийся осознал свои грехи, произвел некий самоанализ перед лицом Бога и перед лицом священника», – сказал он, добавив, что исповедь – это тоже таинство, которое имеет целительную силу.

По словам архиерея, истинное православие невозможно без постоянного участия каждого христианина в евхаристии, но «сегодня, к сожалению, многим людям мысль о частом причащении все еще кажется невиданным новшеством». Он напомнил, что вопрос о частоте причащения был поднят в процессе подготовки к Поместному Собору Русской церкви 1917-1918 годов, и было рекомендовано, со ссылкой на святоотеческое предание, вернуться к первохристианской практике причащения в каждый воскресный день.
***
 
Митрополит Каллист (Уэр): «Я приветствую, когда люди часто причащаются»
Митрополит Каллист (Уэр) хорошо знаком нашим читателям,  и не только благодаря своим книгам, тиражи которых расходятся очень быстро. В прошлом году «Православие в Украине» публиковало интервью с этим выдающимся современным богословом и церковным деятелем, где поднимались вопросы единства Церкви и положения православия в Украине. Сегодня мы предлагаем вам познакомиться с пастырской стороной служения владыки Каллиста – архиерея Константинопольского Патриархата и Оксфордского профессора.
Наша беседа с почтенным богословом касалась актуальных сегодня вопросов подготовки ко Причастию, соотношения причащения с исповедью и некоторых различий в греческой и русской практике.
– В прошлом году в Москве состоялось пастырское совещание по типу круглого стола, на котором обсуждались вопросы поста, молитвенного правила и исповеди перед причащением. В Русской Церкви сложилась традиция перед Причастием поститься три дня, прочитывать три канона и последование ко Причащению, а также обязательно исповедоваться. Как вы полагаете, можно ли облегчить подготовку ко причащению?
– Мы должны принимать во внимание традиции каждой местной Церкви и не менять требования внезапно. Поднятый вами вопрос очень важен, особенно для нас, живущих на Западе, где православные греки живут бок о бок с русскими и порой оказываются даже в одном приходе, как, например, происходит в Оксфорде. Лично я поддерживаю частое причащение. Частое – но не легкомысленное или небрежное. Частое причащение – да, но всегда с должной подготовкой. Но что понимать под должной подготовкой?
Во-первых, что касается таинства исповеди. В византийской и современной греческой традиции, насколько я могу это проследить, никогда не требовалось, чтобы христианин каждый раз исповедовался перед причащением. Исповедь и Причастие рассматриваются как два отдельных таинства. Мне неизвестно, чтобы Вселенские соборы принимали какие-либо каноны в отношении обязательной исповеди перед причащением. Этот обычай имел основание в Румынской и славянских церквах. Я предпочитаю греческий подход. При этом каждый христианин обязан регулярно исповедоваться, но не обязательно всякий раз, когда приступает ко Причастию. Такая практика и в Оксфорде, как у греков, так и у русских. Я бы хотел, чтобы исповедь рассматривали как отдельное таинство, а не просто элемент подготовки ко причащению. Я понимаю, что существуют пастырские трудности в России, где очень много людей желает приступать ко причащению, а священники просто не имеют время выслушать все исповеди. Думаю, что лучше было бы не так часто исповедоваться, но чтобы исповедь была действительно серьезным таинством, чтобы было достаточно времени для кающегося открыть свое сердце, а для священника – серьезно исследовать его состояние, что невозможно сделать, когда за кающимся стоит очередь в сотню человек.
– Тогда встает вопрос: как я могу приступать ко Святому Причастию, если за время, прошедшее после последней исповеди, я совершил некие грехи? Пусть это не такие серьезные грехи, как убийство или прелюбодеяние, а так называемые повседневные, но это ведь все равно грехи.
– Вы совершенно правы: мы все грешники, и грешим каждый день и каждый час. Но мы должны различать достаточно серьезные грехи, которые непременно должны исповедовать, и грехи менее серьезные. Конечно, такое различение не вполне может быть обосновано, ведь перед лицом Божиим каждый грех серьезен, но все-таки мы можем различать грехи. Если кто-либо совершил прелюбодеяние, он обязательно должен исповедоваться и, вероятно, понести определенную епитимию. С другой стороны, если мы согрешили просто помышлением, это не препятствует нам причащаться. Если мы очень сильно поссорились с другом, до должны вначале покаяться в этом, прежде чем приступать ко Причастию; но если эта ссора была мимолетной и мы сразу примирились, то можем, мне кажется, причащаться без исповеди.
Давайте осознаем, что само Причастие преподается во оставление грехов, – ведь такие слова мы произносим при причащении. Хотя, конечно, Причастие не заменяет исповеди. Кроме того, в молитвах перед Причастием мы также просим о прощении грехов.
– Давайте вернемся к такому аспекту подготовки ко Причастию, как пост.
– Традиция поститься три дня или неделю перед Причастием – это тоже местный русский обычай. Если мы обратимся к канонам или определениям Вселенских соборов, то не найдем такого требования. Каноны говорят о посте по средам и пятницам, о четырех многодневных постах в течение года, кроме того, в богослужебных книгах мы встречаем указание еще на несколько постных дней, например, день Усекновения главы Иоанна Предтечи или праздник Воздвижения Креста Господня. Но в канонах ничего не сказано о необходимости поститься три дня или целую неделю перед причастием. Мне кажется, что требования исповедоваться перед каждым причащением и поститься неделю или три дня возникли тогда, когда Причастие стало очень редким: один или три-четыре раза в год. Я считаю это упадком. В древней Церкви христиане обычно причащались каждое воскресенье. Я думаю, что в тех Церквах, где причастие стало редким, было бы неправильно резко менять традицию и требовать непременно причащаться каждое воскресенье. Но я уверен, что причащаться три-четыре раза в год недостаточно. На практике очень хорошо приступать ко Причастию каждое воскресенье. Поэтому я скажу так: соблюдайте пост по средам и пятницам, воздерживайтесь также в субботу вечером, исповедуйтесь хотя бы раз в месяц, но причащайтесь по возможности чаще. Такую практику я рекомендую людям, которых готовлю ко вступлению в Православную Церковь. Если же человек причащается раз в месяц или реже, я говорю, что это слишком редко. Если мы посмотрим на практику древней Церкви и учение святых отцов, то увидим, что они свидетельствуют о частом причащении. Не только ранние, но и более поздние отцы, такие как святой Симеон Новый Богослов или живший в XVIII веке преподобный Никодим Святогорец, составитель «Добротолюбия», говорят в пользу частого причащения. И я считаю, что движение в Греческой Церкви за частое причастие – это хорошее явление. Я приветствую, когда люди часто причащаются. Думаю, что правила в отношении исповеди и поста перед причащением могут быть изменены. Но эти вопросы, как мне кажется, находятся в компетенции местных Церквей.
Помню, когда я только принял православие, около пятидесяти лет назад, священник на литургии выходил с Чашей и говорил: «Со страхом Божиим, верою и любовию приступите», – но никто не подходил. Никто не причащался. И я еще тогда ощутил: это не может быть правильным. Теперь же на Западе в православных церквах причащаются почти все. И я рад этому. Конечно же, мы причащаемся не потому, что уверены в собственной праведности, но потому что верим в милость Божию. Мы подходим к Чаше, потому что мы призваны, мы ведь называем Причастие Святыми Дарами. Причастие – это не нечто такое, что можно заработать или заслужить, это всегда свободный дар любви Божией.
– Перед причащением священник возглашает «Святая – святым», в смысле «святые Дары – для тех, кто свят», но тут же хор отвечает: «Един Свят, един Господь Иисус Христос...». Однако мы, не будучи святыми в этом смысле, все же дерзаем причащаться... С другой стороны, мы знаем, в Новом Завете и в литургических текстах святыми называются все христиане, кто не отлучен от Церкви за особо тяжкие грехи. Как в таком случае соотносится святость и личное нравственное совершенство человека?
– Прежде всего, если говорить о понимании святости, следует использовать три слова: один, некоторые, все. Один свят – Иисус Христос. Святость принадлежит Богу, только Он свят по Своей природе. Мы можем быть святы только через причастие святости Божией. Далее, мы говорим, что к святости призваны все. Когда апостол Павел адресует свои послания всем святым в Риме, в Колоссах и т. д., он обращается к христианским общинам. Также и апостол Петр пишет о христианах как о «святом народе». В этом смысле святы все христиане. Наконец, мы говорим о тех святых, которые прославлены Церковью и которые отмечены в церковном календаре. То же самое мы можем сказать и о священстве. Один только Первосвященник – Иисус Христос, как говорится в Послании к Евреям. Затем, через крещение все христиане становятся священниками, как пишет апостол Петр, называя христиан не только святым народом, но и «царственным священством». Далее, священниками становятся некоторые – кого Церковь избрала и поставила на это служение через возложение рук. Таким образом, и у святости, и у священства есть три уровня.
Мы все призваны к святости. Поэтому, если я подхожу к Причастию, то делаю это не потому, что я уже свят, но потому что я грешник, требующий Божией помощи, которая подается мне в Святом Причастии.
Разумеется, некоторые люди по причине совершенных грехов не могут принимать Причастие. Но в основном, конечно, Причастие – это не награда святым, а помощь для грешников. В некоторых житиях мы читаем, что были такие святые, которые после причащения долгое время не приступали вновь к Чаше, как, например, святая Мария Египетская. Она причастилась в храме Гроба Господня и затем ушла в пустыню, где многие годы не принимала Святые Дары, причастившись затем лишь перед самой кончиной.
– Но может ли это быть общим правилом?
Конечно, это не общее правило. Это правило для святых, которые в течение многих лет могут жить одним Причастием. Но мы должны причащаться часто. Не потому что мы святые, но поскольку слабы и нуждаемся в помощи, в благодати.
– Какое место в подготовке к причащению занимает нравственное совершенство? Многие люди у нас в Киеве исповедуются и причащаются каждую неделю, и при этом бывает так, что кое-кто из них, исповедовавшись с вечера, утром снова просит принять исповедь, потому что за вечер или ночь чем-то согрешил – неблагочестивыми мыслями, движениями сердца и пр. Кроме того, многие христиане каждый раз, неделя за неделей, исповедуют одни и те же грехи. Как можно давать обещание на исповеди не повторять эти так называемые «повседневные» грехи, если я точно знаю, что буду их совершать?
– Слишком частое хождение на исповедь может выражать своего рода суеверие. Стоит помнить, что Причастие – это благодать, а дьявол не хочет, чтобы мы принимали благодать. И поэтому он ищет любые способы сделать так, чтобы мы перестали причащаться. Когда случается, что нас посещает греховный помысл, что может случиться даже во время Божественной литургии, мы должны просто раскаяться в этом внутри себя и приступать ко Причастию, поскольку это дьявольское искушение.
Благодать, которая подается в таинстве покаяния, очень важна для каждого из нас. Но мы должны принимать на себя ответственность и «играть свою партию». Нельзя превращать исповедь в механическое перечисление одних и тех же грехов. Она должна быть достаточно редкой, чтобы быть событием, действительно раскрытием своего внутреннего состояния. Каждый день в вечерних молитвах мы просим о прощении грехов. И если мы искренне молимся о прощении, Бог прощает нас в тот же самый момент. Это не значит, что на исповедь ходить не нужно. Некоторые наши проступки препятствуют причащению до тех пор, пока мы их не исповедуем.  Но мы должны всерьез относиться к покаянным молитвам из нашего ежедневного правила. Исповедь не должна становиться слишком частой. Следует более ответственно подходить к этому. Слишком частое хождение на исповедь обесценивает ее.
Мы должны понимать, что действительно нуждаемся в том, чтобы снова и снова исповедовать одни и те же грехи. Не следует избегать исповеди по той причине, что грехи повторяются. Обычно за ночь мы не становимся святыми. Нам нужна борьба, постоянное аскетическое усилие над собой. Но Божия благодать совершает в нас перемену. Возможно, мы ее не замечаем, но она происходит. С помощью ежедневных усилий, благодати Божией, исповеди и прежде всего причащения мы можем двигаться вперед – смиренно и тихо.
– Но бывает и так, что люди разочаровываются в своих усилиях, поскольку исповедуют одно и то же, причащаются, а никакой перемены к лучшему за собой не наблюдают. Особенно это чувствуется в больших городах  с их суетой, когда у человека практически не остается времени на духовную жизнь. Работа, долгая выматывающая дорога в пробках, семейные заботы... Далеко не все находят время даже для утренних или вечерних молитв.
– На самом деле мы, клирики, и особенно монахи, которым не надо заботиться о семье и детях, понимаем те условия, в которых живут семейные христиане. Люди вынуждены много работать, подолгу добираться на работу и домой, а вечером дома тоже много чего нужно сделать... Мы должны понимать эти непростые условия, в которых живут многие миряне. Несмотря на это, каждый христианин может найти хотя бы немного времени утром и вечером, чтобы помолиться перед иконой. Даже пять минут утром и вечером имеют огромное значение. Эти минуты задают «направление» целому дню и дают ту глубину, которой невозможно достичь иначе. Следует сказать и о кратких молитвах, которые можно творить в течение дня. Мы можем молиться, когда принимаем душ, когда едем в метро, ведем машину или стоим в пробке. Мы можем использовать краткие молитвы, например, Иисусову: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», – или «Слава Тебе, Господи, слава Тебе», или «Пресвятая Богородице, спаси нас», либо другие краткие молитвы. Так мы можем молиться даже в самое занятое время, или, например, когда мы идем из одного места в другое. Очень важно увидеть, что кроме специального отведенного времени для молитвы перед иконой (которое нужно каждому из нас), есть возможность свободно молиться и в течение дня, на любом месте. Но если мы хотим молиться в течение дня, то надо выбирать для этого самые краткие и простые молитвы, такие как Иисусова. Творить молитву Иисусову можно всегда: когда мы чего-то ждем, когда путешествуем, ходим, в моменты смены задач на работе и т.д. Апостол Павел пишет: «Непрестанно молитесь». Он говорит о том, что весьма трудно, но начинается с очень простого: с частых кратких молитв в течение дня. С помощью таких молитв мы можем наполнить весь свой день присутствием Христа – и это есть путь к истинной молитве. Ищите Христа везде. Иисусову молитву могут творить не только монахи или клирики, но и миряне, имеющие семьи и мирские обязанности. Творите Иисусову молитву – не тогда, когда требуется повышенная концентрация внимания, но во все промежуточные моменты. Мы можем соединить время молитвы и работу. Учиться такому способу Иисусовой молитвы очень важно в нашей повседневной жизни. И также Иисусовой молитве хорошо учить детей. Они могут время от времени повторять Иисусову молитву с самого раннего возраста, потому что она очень простая.
– Апостол Павел пишет: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите». Очень трудно всегда радоваться и благодарить, когда видишь, сколько зла в этом мире.
– Давайте не забывать, что любовь Христова сильнее, чем любое зло в наших сердцах. Воскресший Христос сильнее всякого зла. Давайте верить в то, что воскресший Христос всегда пребывает с нами и подает нам Свою благодать.
Беседовал священник Андрей Дудченко, Константинополь-Киев




[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

_________________
[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть эту ссылку]

Страница в Контакте

Группа в Контакте. Тайны Магии
Вернуться к началу Перейти вниз
https://vk.com/id_vis
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Таинство причащения, или евхаристия   

Вернуться к началу Перейти вниз
 

Таинство причащения, или евхаристия

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ТЕНИ ЗАБЫТОГО ПРОШЛОГО :: МОЛИТВЕННОЕ СЛОВО :: МОЛИТВЕННОЕ СЛОВО-